Ученик Джедая-17: Единственная свидетельница

Тема

---------------------------------------------

Джуд Уотсон

Единственная свидетельница

(Звездные войны-20)

Ученик Джедая-17

ГЛАВА 1.

Джедай Куай-Гон Джинн вздохнув, продолжил свой путь по коридору. Совет знал, что он слишком долго был в бездействии, и Куай-Гон был того же мнения. Они были терпеливы, потому что знали, какую боль ему причинила смерть его дорогого друга Таллы. И теперь они ждали его, чтобы решить, готов ли он вновь возобновить свою активную жизнь Джедая.

Но он считал, что не готов. И не был уверен в том, что будет вообще когда-либо готов.

Куай-Гон завернул за угол, достигнув зала Совета. Совет вызвал его, но не объяснил почему. Может быть они просто устали ждать, а может собрались так или иначе послать его на миссию.

Может быть это и к лучшему, думал Куай-Гон, пробуя сам поверить в это. В последнее время он пытался поверить в многие вещи, и не часто преуспевал в этом. По крайней мере это будет хорошо для Оби-Вана.

Падаван Куай-Гона бесшумно шёл рядом, на его лице была маска совершенного спокойствия. Но Куай-Гон знал, что скрывалось под ней. Он чувствовал напряжённость, которая росла между ним и его учеником. Он ощущал, что Оби-Ван хотел поговорить с ним, но все же он был тих, что на него совершенно не похоже.

Хотя Куай-Гон и Оби-Ван за последние несколько месяцев не были далеки друг от друга, но Куай-Гон разными способами покидал своего ученика. Он желал сказать ему многое, заверить Оби-Вана. Успокаивающие речи приносили успех. Но мудрость Джедая говорила о том, что сейчас уже нужно нечто большее, чем просто слова.

Они остановились около входа в зал Совета. Оби-Ван посмотрел на своего учителя. Куай-Гон видел, что тот собирается что-то сказать, но не успел. Двери зала Совета с шипением открылись, и они вошли внутрь.

В зале было заполнено лишь три из двенадцати мест Совета. Куай-Гон не удивился, увидев так немного магистров. Он поприветствовал своих старых друзей и встал перед ними в знакомом круге.

Йода, Мэйс Винду и Пло Куон поблагодарили Джедаев за прибытие. Они мельком взглянули на Оби-Вана, а затем пристально посмотрели на Куай-Гона. Было видно, что они обеспокоены.

Куай-Гон чувствовал, что члены Совета все ещё раздумывали, было ли решение послать его на миссию правильным. Он удивился настолько, что даже не смог выдержать их пристальный взгляд. А их сочувствие не облегчало его бремя горя, напротив порой лишний раз напоминало ему о том, кого он потерял.

Куай-Гон посмотрел мимо Магистров на горизонт Корусканта и попытался успокоить свои чувства. Он вновь задавался вопросом почему ему не удавалось сделать это. Его учили контролировать свои эмоции и чувства, учили некоторые из тех, перед кем он сейчас стоял. Раньше это срабатывало. А сейчас нет.

Оби-Ван переминался с ноги на ногу и Куай-Гон заметил, что тишина, повисшая в зале, продолжилась слишком долго.

— Мы получили запрос от Сенатора Кроут с системы Фрего, — наконец начал Мэйс Винду, — он просил Джедаев помочь ему в сопровождении свидетеля на Корускант для свидетельства перед Сенатом.

Куай-Гон кивнул. Защита важных свидетелей была обычным делом для Джедая. Он и подозревал, что первая миссия будет лёгкой. Отвлечённость. Поэтому здесь было только трое из всего Совета.

— Простой задачей это не является, — сказал Йода, как будто прочитав мысли Куай-Гона, — большая опасность таится на Фрего.

Мэйс Винду продолжал пристально смотреть в лицо Куай-Гона.

— Мы бы не послали вас, если бы считали, что вы не готовы. Вы чувствуете себя готовым, Куай-Гон?

Ответа Куай-Гон не знал. У него не было никакого желания оставлять Храм, даже выходить из собственной комнаты. Но заточить себя в уединении — это будет несправедливо по отношению к Оби-Вану.

— Я готов, — ответил Куай-Гон.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке