Семь свитков из Рас Альхага, или Энциклопедия заговоров

Тема

Аннотация: Хроника жизни и приключений таинственного посланника истины, который в поисках утраченного имени встретил короля Франции Филиппа Красивого, мудрого суфия Хасана, по прозвищу «Добрая Ночь», великого магистра Ордена Соломонова храма Жака де Молэ, первую красавицу Флоренции Фьяметту Буондельвенто, принцессу убийц-ассасин Акису «Черную Молнию», гордого изгнанника мессера Данте Алигьери, хитрых торговцев и смелых рыцарей, хранивших тайны Ордена тамплиеров.

---------------------------------------------

Октавиан Стампас

Досточтимый читатель!

Осмеливаюсь дать Вам совет: будьте настороже!

Открывая эту книгу, Вы рискуете очутиться вовсе не в том мире, в который ожидаете попасть. Уже привычный для Вас мир крестовых походов, королей и рыцарей, простой и прекрасной доблести и спорящей с нею простой придворной хитрости — этот мир остался далеко в стороне.

Теперь Вы свернули на волшебную тропу и вступаете в удивительный лабиринт, в котором уже знакомые герои не способны помочь Вам, ибо не имеют в него доступа.

Не спешите вперед: любое из слов на Вашем пути может оказаться ловушкой, любая из строк может увести из реальности в область странных аллегорий и притч, приблизив Вас к самым сокровенным тайнам великого Ордена Соломонова Храма, или же, напротив, вести в хаос событий и образов, смысл коих можно было познать лишь за предыдущим поворотом.

Если бы алхимики, жившие в те далекие века, увлекались составлением кроссвордов, нетрудно было бы предположить, что в руках, сначала — моих, а теперь — Ваших, оказался некий необыкновенный кроссворд, уже заполненные клетки которого позволяют разгадать исходные значения и смысл — значения и смысл многих важных событий средневековой истории.

Вот я и раскрыл Вам, досточтимый читатель, первую из тайн этой книги: свитки, ее составившие, написаны не моей рукой.

Когда-то угодив в лабиринт, Ваш покорный слуга был заворожен призрачными замками, дворцами и странными незнакомцами, что появлялись на его пути. Это путешествие, эти удивительные встречи вдохновили его взяться за перо — и тогда у выхода или, что так же возможно, у входа в лабиринт он осмелился воздвигнуть те новые дворцы и цитадели, какие, подобно своего рода душевным миражам, возникали и громоздились в его воображении.

История находки этих свитков в нашем с Вами собственном веке тоже весьма загадочна…

В стороне от опиумной тропы, пронизывающей горы Тавра, по дуновению северо-западных ветров и со времен праведных халифов известной под названием Нить Гурии, расположено узкое ущелье, над которым при благоприятной погоде можно различить развалины древнего замка.

Утром или в полдень, а также в любой час пасмурного дня путник-чужеземец пройдет мимо осыпающихся каменных груд, несомненно приняв их за изъеденные ветрами выступы гор, но зато ясным вечером, когда алое солнце коснется западного гребня и на несколько мгновений, растопит его остроконечные вершины, тогда от неприметных выступов и возвышенностей лягут на склоны ущелья четкие, словно наведенные чернилами тени… и путник замрет, пораженный ясным рисунком неприступных башен, зубчатых стен и полукруглых отверстий сквозных бойниц.

Впрочем, никто из провожатых, которыми в этих глухих местах света могут стать лишь последние джибавии из суфийского ордена «врачевателей безумия», не даст чужестранцу совета останавливаться здесь и дожидаться заката, а тем более сумерек: у этих мест недобрая слава.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке