Истребители. Трилогия (56 стр.)

Тема

Земля быстро приближалась, когда осталось до поверхности около километра, я попытался сбросить фонарь, но не смог этого сделать, его заклинило.

– «Кубик», я «Малой», как слышишь меня, прием! – спросил я в эфир, выведя МиГ в пологое пикирование.

– Я «Кубик», слышу тебя хорошо. Находимся у линии фронта.

– Я подбит. Иду на вынужденную. «Карп» ведет бой с четверкой мессеров.

– Принято. Помочь ничем не могу, боезапаса нет.

– Понял. Рано меня не ждите, долго топать.

Дальше ответа я уже не слышал, приближалась земля. Место для падения было выбрано мною не случайно. Лесной массив до ближайших деревень далеко, немцев рядом нет. Поляна была длинная, и места должно было хватить. Выпусти закрылки, я стал планировать пока не коснулся земли.

– Уффф!!! Вот это посадка! – покачал я головой.

Отстегнув ремни, я попытался снова открыть фонарь, но не смог. Тогда я стал толчками бить по нему плечом, пока он с хрустом не стронулся с места.

– Валить‑валить‑валить, – только и приговаривал я, вывалившись на остатки измочаленного крыла, я хорошо им посшибал молодняк на поляне, что дало потрясающий зубодробительный эффект при посадке. Скинув парашют, я рванул к лесу, придерживая бьющую по бедру кобуру с маузером.

Только я успел добежать до деревьев, как над головой пронеслось несколько теней, послышалось тарахтение пулеметов и на меня посыпались ветки, кора, и другая мелочь.

Отбежав от опушки метров на триста, только тогда я упал под тень одного из деревьев и попытался отдышаться.

Давая организму отдохнуть, я мысленно пробежался по всему, что только что случилось. Задание полностью выполнено, аэродром фактически уничтожен, однако с прикрытием мы перемудрили. Это или командование решило, что мы такие крутые, что сможем продержаться против немецких асов. Или мы, в том, что уже все умеем. Скорее всего, тут были оба варианта, как и недооценка возможностей противника. Потери были ужасающими. Три МиГа, это еще не зная что с Карповым. Две «троечки», я четко видел что уходили только четыре «таира». Удар по самолюбию был сокрушающим. Не спасало даже то, что я сбил пятерых.

– За одного битого трех не битых дают, – простонал я, вспоминая парней.

Я не знал, что сержант Лапоть умудрился долететь на горящем истребителе, до наших позиций. Его полуобгоревшего, севшего на вынужденную, вытащили из кабины ездовые артиллерийского дивизиона. Помощь была оказана вовремя, и Саша Лапоть отправился в далекий путь по множеству госпиталей.

Горевать не было времени, нужно было выбираться к своим. То, что я находился за линей фронта, то есть на немецкой территории я знал прекрасно. Но где я? Как‑то не было времени осмотреться. До наших было минут десять лету. Значит, я находился на расстоянии километров тридцать пять от фронта. Аэродром «А» находился в пятидесяти, значит, отлетел я от него километров на пятнадцать, но это примерно.

Открыв планшет, я достал карту и стал с интересом крутить ее.

– Так! Бой мы вели восточнее с уходом вглубь территорий противника. Потом наше бегство, и вот тут меня подбили… Ну вроде тут! Потом я планировал… Блин, и в каком из этих двух лесов я нахожусь? Так нужно припомнить, с какой стороны была дорога? Вроде с левого плеча, а это значит я вот тут, а фронт тут. Во и поляна есть… Черт, почти сорок километров, и это только по прямой. Блин, далеко нас немцы от своего аэродрома вглубь своих территорий оттянули, далеко! Ладно, не хрен сидеть, почапали.

Убрав карту обратно, я достал пистолет и проверив его сунул за пояс, оттуда как‑то доставать быстрее. Осмотревшись, я направился на восток, домой.

Пока шел по лесу вспомнил свои блуждания с Васечкиным, все это напоминало наши хождения в месте прорыва моторизованных частей Вермахта, только не было со мной парня и болот, а так все тоже самое. Перепрыгнув через ствол упавшего дерева, я направился дальше, как почувствовал запах разложения. Крутнувшись на месте, я попытался определить откуда запах. Принюхиваясь, я вышел на поляну. Прикрыв рукавом комбинезона нос и рот, я быстро осмотрелся. На поляне были трупы советских бойцов. Десятка два по моим прикидкам. Судя по остаткам костра и лежавшего в золе котелка, они встали на ночевку, на это указывало и то, что некоторые продолжали быть укрытыми шинелями и плащ‑палатками. Судя по всему на них наткнулись немцы, и подобравшись ближе в упор расстреляли. За – в моих мыслях играло то, что они забрали все, что было у красноармейцев, и документы, разорванные карманы показывали на это, и оружие. Против – немцы ночью не воюют, а нападение точно было ночью.

Отойдя немного в сторону, встав по ветру, я вздохнул набрав в легкие свежего воздуха и быстро зашагал к поляне рассматривая то, что может мне пригодиться. Первым делом я подхватил котелок с остатками какого‑то варева, он был цел, ну почти, попавшая в ободок пуля не в счет. Потом снял с ветки явно сушившуюся плащ‑палатку, и тоже отнес ее в сторону к котелку, после чего отдышавшись, ринулся обратно. Немцы хорошо прошлись по поляне, но искали все ночью, кое‑что они просмотрели. Так что я стал обладателем полного сидора, который висел на сучке березы немного в стороне, поэтому нападавшие его и не заметили. Больше всего меня в нем привлекло так это сухари. К сожалению, кроме этих самых сухарей, ничего съестного больше не было, но и это хлеб. Свежие портянки, и другой скарб рядового красноармейца меня не привлекли и лишние вещи я выложил. Еще раз осмотревшись я накинул на себя сидор, плащ‑палатку и подхватив котелок направился дальше.

К обеду я вышел на очередную лесную дорогу, но в этот раз она была не заросшая, неезженая, а вполне себе действующая дорога.

Хрустя очередным сухариком, я быстро осмотрелся. Дорога была пуста, но в отдалении было слышно гудение мотора. Перебежав на другую сторону, я залег в кустах на опушке, прикрывшись плащ‑палаткой.

Мне было интересно, что же это ехало. Если какая‑нибудь машина с одним водителем, то был бы шанс отобрать ее и двигаться дальше уже на колесах, честно говоря путь пешком меня уже достал. Да и лес через пару километров, судя по карте, должен был закончиться, а идти по открытой местности тоже не очень хорошая идея.

Наконец звук мотора стал слышен более отчетливо, и из‑за поворота показалась туповатая морда грузовика набитого немецкими солдатами. Как я их увидел? Да очень просто. Тента не было и отчетливо рассмотрел два десятка немцев и… одного советского летчика, который сидел на лавке спиной к кабине.

«Твою мать. Карпов. Сбили‑таки его ушлепки!» – узнал я летчика из своего звена.

Я тоскливо провожал его взглядом пока они не скрылись за очередным поворотом, помочь сержанту я не мог ни чем, хотя… Вскочив, я углубился в лес метров на пятьдесят, и вспомнив свои тренировки по бегу рвану параллельно дороге. Сейчас я помочь ему ничем не мог, но они же должны куда‑то отвезти его? А там посмотрим. Для себя я решил, без Карпова не вернусь.

Как я и думал, лес закончился через пару километров, благо дорога шла в сторону фронта, однако на опушке она поворачивала вправо и уходила вдаль. Выглянув, я увидел не успевшую осесть пыль на дороге, грузовик проехал тут совсем недавно. Приглядевшись, я увидел его вдали, он направлялся в большое село, что находилось на холме.

– Стопроцентно вы уроды там остановитесь, – простонал я пытаясь восстановить дыхание, после чего снова углубившись в лес, побежал дальше к селу.

Опушка леса не доходила до села метров четыреста, отгородившись от него огородами. Найдя подходящее дерево, я сложил вещи, и стал карабкаться наверх. Нужно было узнать, что там происходит в селе. Как я и думал, грузовик стоял рядом с таким же близнецом, у здания сельсовета. Обе машины были пусты, кроме пары часовых я больше никого не увидел.

«А ну да. Обед же» – понял я, глянув на часы. На моих глазах к сельсовету подъехала легковушка, и из нее вылез худощавый офицер. Сельсовет находился метрах в шестистах от меня, но рассмотрел я офицера неплохо, хотя звание не определил, далековато. На дереве я просидел часа три, наблюдая за жизнью села и работоспособностью немцев. Ну что сказать впечатляло, нашего раздолбайства у них не было. Ordnung – что еще сказать. Однако за все время моего пребывания на дереве в образе кукушки, Карпова я так и не увидел. Даже простых пленных не было. Сельские только, и немцы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора

Дитё
5.4К 79