Повесть о вере и суете

Тема

Аннотация: Нодар Джин родился в Грузии. Жил в Москве. Эмигрировал в США в 1980 году, будучи самым молодым доктором философских наук, и снискал там известность не только как ученый, удостоенный международных премий, но и как писатель.Романы Н. Джина `История Моего Самоубийства` и `Учитель` вызвали большой интерес у читателей и разноречивые оценки критиков. Последнюю книгу Нодара Джина составили пять философских повестей о суетности человеческой жизни и ее проявлениях – любви, вере, глупости, исходе и смерти.

---------------------------------------------

Нодар Джин

1. Старик шагал по развилке

Было время, когда я верил не только евреям, но и богу.

Верил в их право на вмешательство в мою жизнь.

К этой позе приучал меня дед – грузинский раввин и каббалист. К концу жизни, однако, на него навалилась странная болезнь с затяжными приступами молчания. Спасала водка, но, напиваясь, он начинал откровенничать, оглашая неожиданные мысли. При этом задирал голову к небесам и улыбался, как если бы оттуда его кто-то фотографировал.

Я объяснял это очевидным. Будучи раввином, он имеет обо всём решительное мнение, но как мистик во всём сомневается.

Создавалось впечатление, будто старик шагал по развилке.

Или точнее, достигнув её, он продолжал путь в обоих направлениях.

Или ещё будто, страдая амнезией, пребывал в состоянии дежаву и созерцает лишь то, что забыл.

Верить, утверждал он, можно только тому, что отрицают.

Всё на свете существует не только как есть, но и как кажется.

Будущее – это прошлое, куда входишь через другие ворота, хотя никто не способен вспоминать его с тою же точностью, как пережитое.

Ещё больше удручали меня его ответы на вопрос “Почему?”

А потому, что глупость безграничнее вселенной.

Болезнь его прогрессировала в форме углубления любви к отрицанию. Несуществование чего-нибудь конкретного или общего он стал считать гораздо более почётной версией, чем существование. Кончил, соответственно, скандальным признанием: изрёк совершенно противоположное тому, к чему меня приучал.

Дескать, для репутации евреев и бога было бы куда лучше, если бы их никогда не было.

В последнее годы мне всё чаще нравится молчать. Хуже того: я всё чаще же во всём сомневаюсь. Пусть никто и не вправе доносить на себя, но мне кажется, что я унаследовал от деда его мучительный недуг.

Эту повесть о вере и суете я решил записать на случай, если вдруг “кажется” и есть на самом деле “есть”.

2. Начальство остерегалось полноценных людей

Герд фон Деминг был юдофобом и циником.

Одна эта комбинация качеств не смогла бы обеспечить ему успеха даже в Мюнхене, откуда он и прибыл в Вашингтон. Решительную роль в его карьере сыграла более редкостная черта – монументальная бездарность.

В человеческой неприметности ничего необычного нет. Она навязывается как генами, так и окружением. Между тем, Деминг выделялся бездарностью благодаря тому, что, не удовлетворившись её унаследованностью от предков и среды, он её всю жизнь культивировал. Тем не менее, именно из-за бездарности он так и не сумел придать ей монументальную завершённость раньше, чем достиг начальственного возраста.

Несмотря на конечный успех, Герд считал свою карьеру неудавшейся. Он готовился к жизни штатного агента секретной службы, но помешала ему не столько шпионская внешность, сколько неотвязная улыбка. Она выдавала его с головой, ибо слишком уж явно была рассчитана на то, чтобы носитель казался глупее, чем был. Пришлось поэтому пойти в радиовещание. Сперва – на должность начальника русской секции «Свободы», а потом – советского отдела «Голоса Америки».

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке