Дорога Висельников

Тема

Аннотация: Если вас приговорил имперский суд, если к вам неравнодушна инквизиция, если жадные родственники мечтают сжить вас со свету – ищите заступничества у Дороги Висельников. Вам помогут, уведут от погони и спрячут. Но девиз Дороги – “мы – не благотворительная организация”. За каждую услугу придется платить. И считайте, что вам повезло, если платить придется деньгами. Солдату придется сражаться по приказу Дороги, ученому – изобретать оружие для Дороги, хитрецу – шпионить для Дороги. Каждому таланту найдется применения.

У Сигварда Нитбека, бывшего капитана императорской армии – все три напасти : суд, и церковное следствие, и родственники, жаждущие наследства. Чтобы защитить себя, придется служить Дороге. Однако дела поворачиваются так, как ни ожидали и союзники, и противники. Ибо нельзя безнаказанно прокладывать дороги по землям, еще недавно называвшимися Заклятыми.

---------------------------------------------

Наталья Резанова

Посвящение Всеволоду Мартыненко -

он-то знает, как все стреляет и взрывается

Часть первая

ДО ДОРОГИ

Глава 1

Бастард

И почему это говорят, что пули свистят? Это стрелы свистят, а пули – нет, не слышал я. То есть, может, они и свистят, но как выстрел грохнет, так уши закладывает.

– Мимо, – лениво сказал Наирне еще до того, как рассеялся пороховой дым.

Мог бы промолчать, старый черт. Я и сам видел, что треснутый горшок, который Наирне назначил сегодня мишенью, даже не шелохнулся. А в стене позади него появилась очередная выбоина. Я уже перестал их считать. А на кухне перестали визжать при каждом выстреле, как в первые дни.

Так же лениво Наирне подошел ко мне и забрал у меня аркебузу.

– Говорил же я – эта штуковина не для твоих рук. Пока. Будешь из пистоли стрелять, глаз упражнять. И руку заодно. Окрепнешь – снова возьмешь аркебузу.

– Из пистоли каждый дурак сможет! – Ненавижу, когда меня называют слабаком. Конечно, я еще не такой сильный, как взрослые, но когда мне такое говорят, сразу морду бью. Только не Наирне. Он мой дядька, он воевал вместе с отцом и сам имеет право меня бить. И бьет иногда. Правда, не так часто. Во время занятий. – И вообще, этот огненный бой – для простой солдатни. Шпага – вот оружие благородного человека!

– Да? – Наирне усмехнулся. – Это кто ж тебе такое сказал? Не юный ли Рондинг в книжках своих вычитал?

Бран, сын полковника Рондинга, – мой приятель. Он еще младше меня, ему всего одиннадцать. И он, правда, больше читает, чем учится обращению с оружием. Из-за чего над ним многие смеются. И я их за это бью, если могу.

– Нет, не Бран… – Бранзард и впрямь не говорил ничего подобного. А слова насчет «благородного оружия» я слышал от друзей отца. – Так воины говорят… Я не вру!

– Да верю я тебе… я тоже знавал вояк, которые так говорили. И знаешь, кем эти вояки потом стали?

– Кем?

– Мертвецами, мальчик. Мертвецами… – Он со вкусом перезарядил аркебузу. Прицелился. Грохот выстрела прокатился над задним двором Веллвуда. Осколки горшка посыпались на траву. И лишь после этого Наирне закончил: – Из чего ты можешь понять, что твой отец никогда так не говорил.

Наирне – южанин, а южане любят выражаться заковыристо. Даже простолюдины. Сколько ему лет, я не знал, но он много старше отца. Он рассказывал, что воевал с юных лет, а с отцом познакомился во время германского похода, когда наш император посылал войска на помощь ихнему. Это давно было, лет двадцать назад. И так и остался служить Веллвудам. А что? У нас хорошо.

Наирне посмотрел в сторону кухни.

– Жрать хочется… Ладно. Продолжим после обеда. Посмотрю, как ты бегаешь с полным брюхом. А завтра, если господин Торольд не вернется, будет тебе бой. С благородным оружием.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке