Альмар. Мой новый мир. Дилогия (СИ) (187 стр.)

Тема

— Не вздумайте свалиться, — предупредил я Бродера. — Может, еще подзарядить?

— Выдержу! — сказал он и открыл канал в новый дворец.

В него вошли в том же самом порядке, только в конце я пропустил вперед мага, а потом зашел сам. Рядом стояли братья с алтарем и карета Арсена. Дружинники уже унесли своих товарищей к магам барона Ольта, а Гел подхватил осевшего на камни Бродера и на руках понес к дворцу.

— Не ставьте здесь алтарь! — прикрикнул я на братьев. — Знаю, что устали, но вы знаете, куда его нести. Не нужно, чтобы его сейчас касался кто-нибудь другой. Слезайте, Арсен, приехали.

Он спрыгнул с козел и подошел ко мне.

— И зачем вы это сделали? — спросил он, показав рукой в сторону удалявшихся братьев.

Маг справился с паникой, которая накрыла его на площади Академии при виде алтаря, но прикрылся от меня защитой, вложив в нее немало сил.

— Уж конечно не для того, чтобы отомстить, — ответил я. — В том, что натворили Дармины, ваши жрецы виноваты меньше всех, они тогда сами пострадали. Дело в том, что магия жрецов, в отличие от нашей, дает надежду справиться с тварями. Вы прекрасно знаете, как жреческая братия относится к магам, а на их убеждение у меня сейчас совершенно нет времени.

— А взяли у нас, потому что нас всех уже похоронили, — заключил он.

— Отчасти вы правы, — кивнул я. — Я никого не хоронил, тем более вас, но уверен, что все, кто не сбежит из герцогства, вскоре погибнут. И моей вины в этом нет. Если вы считаете иначе, можете вернуться обратно или устраиваться у нас самостоятельно. Такой сильный маг, как вы, не пропадет, а от вашего обещания мне помочь я вас освобождаю. Мне нужны единомышленники, а не те, кто отработают из-под палки, плюнут в мою сторону и уйдут, унося с собой полученные здесь знания.

— В таком случае я еще подумаю, милорд, — поклонившись, сказал он. — Как мне отсюда выехать?

— Поезжайте туда, — махнул я рукой в сторону ворот. — Я предупрежу, чтобы вас выпустили.

Он взобрался на место кучера, хлестанул лошадей и повел карету к видневшейся в конце двора дорожке. Я не знал, кто сейчас дежурит на воротах, поэтому пришлось связаться с Дарком.

— Пропустите карету моих гостей, лейтенант, и сообщите, чтобы приготовили мою. Я уеду минут через двадцать, поэтому могут не спешить.

Я уехал не через двадцать минут, а гораздо позже. Первым делом я пошел осмотреть алтарь, а пока шел, связался с одним из магов Ольта, который у барона обычно занимался лечением.

— Я только закончил с его мудростью Бродером, — сказал он мне в ответ на вопрос о состоянии пострадавших. — Кости на руке не перебиты, и вы все очень вовремя сделали, поэтому мне почти ничего делать не пришлось. Сегодня пусть отдохнет, а завтра сможет в этой руке держать меч. А вот с остальными нужно разбираться. Я вижу множественные повреждения внутренних органов, но не могу понять, чем они вызваны. Наша магия их лечит, но эффект сохраняется недолго. Если жрец ударил их своей силой, нужно ждать, пока не исчезнет его воздействие, а потом все залечить. Я думаю, что на выздоровление потребуется два-три дня.

Для алтаря мы приготовили одно из подвальных помещений, поэтому я спустился в подвал и пошел к нему, стараясь не зацепиться одеждой за ящики, громоздящиеся штабелями до самого потолка по обе стороны прохода. Дверь в эту комнату была открыта, и возле лежавшего на каменных плитах пола алтаря стоял Алексей.

— Алтарь довольно сильно светится, — сказал он мне. — На свету это почти незаметно, а здесь хорошо видно. И рядом с ним приятно стоять.

— На вид обычный камень, — сказал я. — И братья его нормально несли. Как же Гордой погружал руку в камень?

— Наверное, так, — сказал Алексей, положив руку на светящуюся розовым светом плиту.

— И что ты сделал? — спросил я, глядя на его утонувшую в камне конечность.

— Просто этого захотел, — ответил он, по земной привычке пожав плечами.

— А если попробует не жрец, а маг? — спросил я и осторожно притронулся к алтарю.

Током меня не ударило, я вообще ничего не почувствовал, хотя погрузил руку в камень по локоть. Вспомнив, для чего это делал Гордой, я тоже захотел получить амулет.

— Ничего себе! — изумленно сказал я, вытащив шнурок с висящим на нем пятном тумана.

— Что это? — с любопытством спросил Алексей.

— Это могущество! — ответил я. — Если я прав…

Я вторично опустил руку в алтарь и достал второй накопитель магии. Когда таких амулетов набралось семь штук, я решил, что их пока хватит.

— Эта штука предназначена для накопления энергии, — пояснил я. — Маг ее собирает только до тех пор, пока не заполнится под завязку. "Завязка" у всех разная, но даже у самых сильных она невелика. В него войдет в сто раз больше силы. И ее потом можно использовать самому или отдать другим. Я заряжал своих магов и отбивал летевшие в меня пули. Таких амулетов саи получили из рук бога только три штуки, и все они, кроме висящего на моей шее, утеряны.

— А жрецы не могли получить, потому что амулет был у магов? — догадался он. — Хорошо придумано. — Алтарь у жрецов, а амулеты у магов.

— А жрецы с магами не ладят, — подхватил я. — Хрен бы они их допустили к алтарю, тем более что задумано так, что вещами бога могут пользоваться только маги. Его слугам их использовать противопоказано. Исключение — сам алтарь и выдаваемые им жреческие амулеты. Да жрецы, наверное, и сами не знали о такой возможности. Такой амулет могут носить только сильные маги. Вешать его на шею слабому магу нельзя: амулет его выпьет полностью. А сейчас подержи их.

Я ему отдал шнурки и улегся на алтарь. Почему-то я был абсолютно уверен, что мне это не повредит. Так и вышло. Некоторое время я плавал в розовом свете, потеряв ощущение тела и времени, потом как-то почувствовал, что пора уходить.

— Что-нибудь чувствуешь? — спросил Алексей, отдавая мне амулеты. — Знаешь, а у тебя глаза светятся розовым. Совсем немного, но в темноте будет видно.

— Наверное, пройдет, — сказал я. — Ты тоже жрец, а никакого свечения нет. А с тем, что я получил, еще нужно разбираться. Я долго валялся?

— Всего несколько минут, — ответил он. — Можно на минуту подержать один амулет?

— Попробуй, — протянул я ему один шнурок. — Только не вздумай его надеть. Ты ведь у нас жрец.

Он зажал в одной руке амулет, а вторую сунул в алтарь. Достал он ее тоже с амулетом, только пятно в нем ярко светилось зеленым светом. Прежде чем я успел хоть что-то сказать, он надел шнурок на шею.

— Не ругайся, — сказал он, увидев выражение моего лица. — Мне как-то дали понять, что не будет никакого вреда. И мой амулет, в отличие от ваших, уже заряжен! Наверное, бог ограничил не своих слуг, а всех остальных, просто у жрецов не хватило ума это понять. Ну что, уходим?

— Уходим, — решил я. — Ключ у тебя с собой? Тогда запирай комнату и никого без согласования со мной сюда не пускай.

Когда мы вышли из подвала и стали подниматься на второй этаж, столкнулись с Аленой, которая с двумя сумками в руках спускалась по лестнице, перепрыгивая через несколько ступенек. Увидев нас, она попыталась остановиться, но это у нее не получилось из-за сумок. Когда на вас сверху прыгнет даже легкая девушка, это не доставит удовольствия, по крайней мере в первый момент. Я едва удержался на ступеньках, а она, выронив сумки, вцепилась в меня, как утопающий в спасательный круг.

— Можете меня больше не обнимать, — сказал я перепуганной девчонке. — Что было в ваших сумках, не кирпичи? По грохоту похоже.

— Извините… милорд, — сказала она, разжав объятия. — Честное слово, я не хотела! А в сумках сгущенка. Ребятам она нравится, вот я и хотела отнести заболевшим.

— Сладкий яд, — сказал я. — Ладно, все равно у вас надолго сгущенки не хватит. Связь хоть установили? Не сожрали еще вашу экспедицию?

— Нет, у них все нормально, — ответила она. — Уже подстрелили и изучают несколько тварей! Мне американский радист дал их частоты, так наши с ними связались и договорились о помощи. Понятно, не в работе, а если что-то случится.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке