Сотворение мира. Файл -416-f

Тема

Аннотация: Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Ом вобрал в себя вес страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Эпидемия. Страшная эпидемия неизвестной пока еще медицине «красной лихорадки», буквально ВЫКАШИВАЮЩЕЙ людей из маленького американского городка, издавна облюбованного тихой общиной мормонов!

Быть может, у этой эпидемии — и вправду СУГУБО НАУЧНЫЕ причины, и права Скалли, утверждающая, что городу нужны не агенты ФБР, а врачи?

А может — прав все-таки Молдер? Молдер, упрямо верящий местным слухам о том, что смерть уносит лишь тех, у кого на совести лежит ТЯЖКИЙ ГРЕХ? Но тогда — ЧТО ЖЕ ТАКОЕ эта таинственная «красная лихорадка», от которой невозможно ни спастись, ни спрятаться?

Так начинается новое дело «Секретных материалов»…

---------------------------------------------

Крис Картер

AGERE SEQUITUR ESSE note 1

Одно из положений в учении схоластов Если бы не существовало черного и белого, то на сером фоне невозможно было бы различить серые буквы.

Специальный агент Дэйл Купер

Планета Земля.

Точное место и время неизвестно…

Девять глубоких старцев сидели прямо на полу и внимательно смотрели на человека, который «путь земной прошел до половины», но, по сравнению с ними, выглядел чуть ли не юношей.

— Все ли готово, младший брат? Срок нашего очередного пребывания здесь подходит к концу, — произнес один из них.

— Я сделал все, что мог, отец, — ответил мужчина. — Разослано более десяти тысяч предложений — всем, кто потенциально хоть как-то мог оказаться отмеченным. Специально организованы три конференции — всемирный съезд уфологов в Тель-Авиве, международный симпозиум представителей нетрадиционной медицины в Иерусалиме и конференция политологов в Хайфе. Последние две уже начались, съезд уфологов откроется послезавтра. Но я боюсь, что никто не явится.

— Почему, младший брат?

— Я доподлинно знаю, что многие из приглашенных далее и не помышляют о поездке куда-либо, занимаясь повседневными делами. Мир сильно изменился с нашего последнего посещения, нынешние люди ценят время, подобно тому, как скупец лелеет мелкие монеты, не в силах расстаться с ними, пока они не потеряют цену. Берегут минуты и теряют века. Перевелись бродячие менестрели, которых манит наш огонь.

— Если явится хотя бы один, кто бы он ни был, значит, у этой планеты есть будущее, — произнес другой старец. — Ты неплохо поработал, младший брат, и тебе не в чем укорять себя.

— Благодарю вас, отец.

Вашингтон, округ Колумбия.

Частный госпиталь имени святого Дрюона

Главный врач больницы расплывался в улыбке, словно встречал тещу-миллионершу, обладающую скверной привычкой раз в неделю вносить изменения в завещание, и столь приторная любезность сразу настораживала.Типичный итальянец — маленький, толстенький, с огромной плешью — он обильно потел, хотя на улице было отнюдь не жарко, и то и дело промакивал пот на лысине роскошным носовым платком. Похоже, батистовым. Заведующий же реанимационным отделением был полной ему противоположностью: высокий, сухощавый и немногословный, он вызывал если не симпатию, то, по крайней мере, уважение.

— Мистика какая-то, — тарахтел главврач, которого Скалли мысленно окрестила «Пупсом», по имени персонажа из диснеевского сериала. — Ничего не могу понять. Я всегда считал, что у бутерброда масло находится сверху, а квадрат гипотенузы равен сумме квадратов ее катетов, но сейчас готов разувериться в этом, право слово… Мы только месяц назад открыли реанимационное отделение — и нате вам, пожалуйста: каждую пятницу ровно в полночь у нас умирает пациент. Хотя, по уверениям врачей, вполне мог бы жить и жить.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке