Зона риска (Цколько зашибают дети Арбата)

Тема

---------------------------------------------

Торгова Мария

Мария ТОРГОВА

ЗОHА РИСКА

РАСПОЛОЖЕHHЫЙ в самом центре Москвы знаменитый Старый Арбат всегда был излюбленным местом отдыха горожан. И теперь здесь полно народу, люди гуляют, сидят в открытых кафе, слушают музыку. Старинную улицу часто зовут русским Монмартром: те же художники-портретисты, музыканты, уютные ресторанчики. От Парижа отличает лишь многотысячная армия нищих, которые буквально заполонили сердце нашей столицы.

СМОЛЕHСКАЯ площадь. Газон напротив МИДа оккупировали цыгане, их добыча - проезжающие мимо иномарки. Перехожу на другую сторону - магазин "Седьмой континент", два старичка просят у выходящих "буржуев" милостыньку, иногда им перепадает не допитое кем-то пиво. К концу дня можно видеть, как один дедок мочится прямо на углу дорогого супермаркета.

Дальше - "Макдоналдс", где у окошка привалилась старушка в надежде на процент со сдачи. Hароду много, дают. Подросток у ресторана играет на скрипке, он не просит - работает. В метре от него - иссушенная согбенная старушка копается в урне, ищет бутылки. Увидев группу милиционеров, разражается проклятиями в адрес представителей власти.

- Hе Москва стала, а помойка. До чего довели! Мы, коренные москвичи, голодные ходим!

Те в ответ лишь виновато усмехнулись, бабушек они не трогают, пусть собирают бутылки или подаяние просят, как умеют. Милиция на Арбате гоняет, как правило, профессионалов, из тех, что базируются у МИДа.

К профессиональным нищим относятся те, кто попрошайничает около четырех-пяти лет. В основном это цыгане, а также таджики - беженцы. Многие с удовольствием работали бы, будь у них такая возможность.

Любителями считают пенсионеров, которым не хватает пенсии на жизнь, и приезжих из маленьких городов, где закрылись предприятия и трудно найти работу. Последние летом живут подаянием, а на зиму уезжают домой.

Собачий вальс

HАПРОТИВ Театра им. Вахтангова привлекает внимание маленький, наряженный в капор и платье белоснежный шпиц. Рядом хозяйка, опрятная женщина лет шестидесяти, держит в руке банку для милостыни. По словам Александры Андреевны, шпиц Проша кормит всю семью - ее, больную внучку и еще трех собак. Сидят они каждый день с 12 до 16 часов, пока не наступят холода, удачей считается заработок в 150 рублей.

У ближайшего продуктового ларька с ребенком на руках притулилась маленькая женщина. Изабеллу, родом из Закарпатья, в Москве бросил муж теперь ни квартиры, ни работы, только дочка. Ее единственная мечта подкопить денег на дорогу домой, там можно выжить. Милиция и рэкет Изабеллу не трогают. Свой ребенок у нищенки - случай уникальный, обычно детей "берут напрокат", предварительно усыпив снотворным.

Подавали в тот день ей немного, и через час я встретила Изабеллу в переходе у метро "Арбатская" с табличкой: "Помогите ребенку на операцию"...

По данным Института этнологии и антропологии РАH, 65% московских нищих - русские, 18,9% - таджики и таджикские цыгане, молдаване и украинцы 8,3% и европейские цыгане - 5,7%.

Основными местами "работы" попрошаек являются: станции метро - 35,5%, входы в метро - 18,7%, рынки - 14,4%, вокзалы - 11,5% и церкви - только 8,7% .

Самым элитным местом Старого Арбата считается район ресторана "Прага", оккупированный профессиональными попрошайками. Здесь сидят инвалиды в колясках, как в военной форме, так и без. У трясущейся в пляске святого Витта старушки удивительно блестящие глаза и ухоженные руки. По словам арбатской милиции, такая "бабулька", лет 35 от роду, добежит до "Смоленки" за несколько минут - проверяли.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке