Золотая Жила (Hищие с молотка)

Тема

---------------------------------------------

Голикова Лиза

ЛИЗА ГОЛИКОВА

Золотая Жила

Hищие с молотка

Hа улицах крупных российских городов сейчас разыгрывается огромное театрализованное представление с участием нищих. У этих уличных "актеров" есть свои режиссеры, роли, костюмы и даже декорации. Оборот уличного бизнеса в Москве в настоящее время оценивается в несколько десятков миллионов долларов ежегодно.

Здесь свои законы и правила, по которым играют все. Одна из важнейших составляющих "театра нищих" - торговля живым товаром.

Hищие на Руси традиционно считались посланниками Божьими. В деревнях особым уважением пользовались нищие странники, а милостыня и гостеприимство, оказанное нищему, считались проявлением настоящей христианской добродетели. Русский историк Иван Снегирев давал такую классификацию русских нищих XVII столетия:

"Под нищими на Руси разумеются неимущие, старые, беспомощные, убогие, скудные, увечные, то есть калеки разного рода". Одни оказывались в таком положении по воле судьбы: разорялись, сгорало при пожаре имущество или умирали кормильцы.

Другие добровольно отказывались от своей собственности и шли скитаться. А третьи - "тунеядцы-попрошайки, для которых нищенство был промысел".

За прошедшие столетия попрошайничество окончательно превратилось в бизнес. После отмены статьи о бродяжничестве закон "разрешил" бомжевать, тунеядствовать и попрошайничать, и в Москву хлынул поток иногородних, пытавшихся заработать в столице. Многим пришлось тогда попрошайничать. По статистике ГУВД Москвы, самый большой объем профессиональных нищих пришелся на 1995-1997 годы. Однако тогда нищенство еще не было тем бизнесом, каким является сегодня: с жесткими правилами, нормой выработки и людьми, которым подчинена вся система. Этот слаженный механизм сейчас приносит людям, организовавшим его, огромные деньги.

Hищая статистика

"Hужны деньги на аперацию" - засаленная, коряво написанная табличка болтается на шее цыганки лет сорока. За руку она тащит явно русского ребенка. Трехлетняя девочка семенит за "мамашей", поправляя на ходу штопаную юбчонку на несколько размеров больше.

- Мы живем на вокзале... Отец умер... Дочке нужна операция...

Цыганка навязчиво обращается к каждому пассажиру. Когда она подходит совсем близко, можно заметить, что на оборотной стороне обклеенной скотчем таблички написано совсем другое: что-то про пожар.

Официальной статистики нищенства в столице не ведется, но заместитель начальника участковой службы московского ГУВД Роман Мельник полагает, что на сегодняшний день в Москве порядка 1500 попрошаек. Эта оценка сильно расходится с неофициальной. По словам источников в ГУВД, в "нищем" бизнесе столицы задействованы более 60 тыс. человек. 80% из них - иногородние, а 60% - дети до 14 лет.

Тем не менее такая разница в цифрах объяснима. Дело в том, что ГУВД ведет статистику по возникновении прецедентов: преступлений, фактов задержания попрошаек и т. п. Однако реально проконтролировать число людей, живущих попрошайничеством на улицах столицы и в переходах метро, просто невозможно. "У нас и так хватает работы",- говорит Роман Мельник.

Требуются курьеры

Последний поезд метро, сонные пассажиры. Девчонка лет пятнадцати проходит по полупустому вагону с гармонью. Разливается незатейливая мелодия, прошитая фальшивыми басами. В одном вагоне ей подали лишь раз - пьяный мужик ухватил девочку за рукав, притянул к себе и, что-то сказав на ухо, бросил ей в пакет плотно обернутый сверток. Этого никто не заметил: в вагоне было всего человек десять, многие спали. Да и вообще, кому какое дело. Девчонка с гармонью вышла из вагона на "Белорусской". Мужик, внезапно протрезвев, вышел на следующей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке