Другой берег

Тема

---------------------------------------------

Амзин Александр

Александр Амзин

Звёздная мостовая лежала под ногами. Мостовая находилась в городе, недавно прошёл дождь, и теперь придвинувшийся ближе Млечный Путь и два человека крикливо отражались в сиреневых лужах.

Дождь омыл грубые ботинки первого человека и кирзовые сапоги второго. Они стояли, чуть покачиваясь в бесчисленных лужах, и, поглядывая на тёмное небо, вели разговор.

По мостовой проехал мотор, облил стоявших светом фар, и стало видно, что это за люди. Первый оказался сантехником, держащим в руках колено трубы, а второй, вероятно, был продавцом, служившим в одной из ближних лавок.

Отражение сантехника раскачивалось в лужах больше, чем отражение продавца, а сам продавец без особого успеха пытался раскурить папиросу.

- А где ты их берёшь? - спросил сантехник, учуяв дым.

Продавец махнул пренебрежительно огоньком. Пепел слетел на воду и горел там некоторое время, словно Дрезден после бомбардировок. Потом он потух.

- Так, - сказал он. - Вопрос неправильно поставлен.

- То есть? - сантехник поглядел на него исподлобья.

- Hе где я их беру, - сказал продавец. - А где они меня находят. Везде. В последний раз нашёл в кассовом аппарате. В отделении для мелочи. А до этого - в готовальне у сестры.

- Сестра, что, тоже курит?

- Hе. Она чертёжница. Она не курит. Своим только портвейн носит в тубусе. Hа восьмое марта.

Сантехник нахмурился. Он потёр заросшие щетиной щёки. Потом медленно пошёл вперёд.

- Тебе далеко? - спросил продавец.

- До метры, - ответил сантехник, разбрызгивая воду. - У нас в двадцатых, - неожиданно сказал он, - сборы объявили. Hу сборы и сборы. А я в селе тогда жил, ремонтировал доилку, тракторы и всякие мелочи. И тут надо идти в комитет гражданской обороны. От, чёрт!

Ботинок оказался в самом центре небольшого озера вместе с перевернувшейся доской.

Сладко дымя, продавец прыгнул на две соседних доски, и, широко расставив ноги, достал ботинок.

- Прыгай. Сборщик.

С кончика папиросы обвалился пепел, он утонул, пафосно шипя, как, наверное, те из вулканов, которые из наземных становятся подводными.

- И ты представляешь, определили меня к какому-то...-сантехник повращал руками, но выразить мысль во всей полноте не решился. - Я к нему захожу, военнообязанный Петров под ваше кмндвание, а там ни черта из-за дыма не видать. И у него как-то китель расстёгнут, и волосы всклокочены. Смотрит, как дурак, на чернильницу.

- А дальше телефон рявкнул, и он очнулся, - продолжил, прищурясь, продавец.

Сантехник попятился, и опять ступил в лужу.

- Был день, восемнадцатое августа, - сказал продавец. - А в кабинете номер восемь было темно, окна зашторены, ровно как в кино.

Колено грохнулось об мостовую.

- Это же чугун, - сказал продавец. - оно же расколется. Эх ты, растяпа. Тебе то же самое и командир сказал.

Сантехник просто смотрел на него.

- Ты что, там был?

- В определённом смысле, - кивнул продавец. - Hо правильнее сказать, что он был там, где был я. Мы с ним разговаривали, когда ты вошёл. Айн секунд, - извинился он, и подошёл к подоконнику. Тихонько постучав по жестяному карнизу, он выхватил из загиба маленькую сморщенную папироску.

- До сих пор удивляюсь, - сказал он. - где их только люди прячут. А ведь пройдёт какой-нибудь парубок, и заберёт. А самого его заберёт конная милиция.

- У тебя уже есть одна, - сказал сантехник.

- Бери, - просто ответил продавец.

Постояли.

- И зачем это всё? - спросил сантехник, делая третью глубокую затяжку.

Продавец неожиданно подобрался и заговорщицки подмигнул:

- А что, не нравится, не нравится, да?

Колено лежало в луже. Взошла Луна. Лужа питалась отражённым ею светом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке