Бойтесь маленьких худеньких блондинок

Тема

---------------------------------------------

Смирнова Татьяна

Татьяна Смирнова,

Вялость общественного темперамента многократно компенсируется внутрисемейной активностью граждан. Социологи сигнализируют: увеличивается количество людей брачного возраста, выбирающих нетрадиционные формы семейной жизни. Моя соседка, для которой "серийная моногамия" - образец семейной жизни, положительно реагирует на этот сигнал. Лишь несколько недель назад она последний раз бросала с балкона ничем не примечательное имущество очередного супруга. Он тревожно поскуливал, соседи привычно занимали места в дармовом театре. Поуспокоившись и помиловав благоверного, она попросила меня прокомментировать свои внезапные подозрения в личной небракоспособности.

Я попыталась, хотя женщинам трудно договориться: их мышление прихотливо, как именной указатель, где Маркс соседствует с Маугли. Поначалу моя знакомая пыталась общаться с полуночным ведущим популярного радио, который обсуждает с неспящими девушками неисчерпаемую тему "а если это любовь" (свекровь? морковь? - зависит от степени романтической настроенности собеседников). Общение не состоялось из-за разности эмоциональных потенциалов: он, как выяснилось, "полнейший оптимист", полагающий, что любовь придумали русские, чтобы не платить денег, она настороженная женщина, поджимающая губы в ответ на французские анекдоты.

В перерывах между ее мужьями я слушаю сексуальную биографию состоявшейся женщины. Она не раздумывала даже так коротко, как прадед Пушкина ("Жениться? Зачем же нет?"). В ее жизни был, как пишут в деликатной литературе, "эпизод сеновала". Потом - "контрактники" и "срочники", оставлявшие после себя разные вещи и запахи, но неизменно говорившие с нею так: тебе плохо, я знаю, вот тебе цветы, вот тебе "я тебя люблю" - сними трусишки.

Ее не нужно убеждать, объясняя преимущества моногамного экстаза. Только поговорить. "Таня, какая ты?" Злая, злая, злая - отвечает она, нечаянно повторяя Достоевского. Вечная женственность закоптилась? Пусть. Считается, что более женственные более агрессивны: чаще, как посчитали московские исследователи, высказываются за смертную казнь и доводят задуманные убийства до конца. Она довольна.

Экономически независима, сексуально компетентна. Прислала по факсу стихи, написанные на слуачай: был съезд сексологов, услышала она по радио. Милый рифмованный канцелярит, рассказывающий о пробуждении гендерного самосознания: "об этом ты пел, я об этом молчала". Певцов вокруг поубавилось, но она по-прежнему хаотично ищет "вечного спутника", намеченного в процитированном стихотворении. "Может, лучше оставить все как есть? Или пожить одной?" - это канонические вопросы женских кухонных разговоров. И аргументы, уверенные, как жесты кухарки: "показатель разводимости" растет, средняя продолжительность брака в Штатах - семь лет, распространяется "одиночное существование" (в Нью-Йорке для таких "одиночек" даже издается журнал "Single"). Мировые веяния едва ли задевают ее, если не считать твердого намерения "уехать за границу и никого не видеть". Множество русских женщин остро переживают докатившуюся до них моду, давно отшумевшую на Западе.

Она не верит, что ее с детьми, которым нужно "западное" образование, никто не ждет. Она заставляет меня править письма, в которых называет неведомых женихов именами газет, куда были отправлены сердечные письма с фотографией. "Здравствуйте, дорогой Вашингтон Пост..." - что-то в этом роде. "Кто их разберет?" - на всякий случай смущается она.

Знаешь, русскую женщину можно заказать по каталогу, как чипсы, резиновые сапоги или крысиный яд.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора