Само совершенство. Дилогия (95 стр.)

Тема

– Отличная мысль, – сказал он и посмотрел на часы. – Я воспользуюсь ванной в твоей спальне и «заеду за тобой» через полтора часа. Тебе хватит времени?

Джулия засмеялась:

– Думаю, часа более чем достаточно для любых метаморфоз моей внешности, которые придут мне в голову.

Глава 42

Предложив устроить романтическое «свидание», Джулия внезапно решила, что должна ослепить Зака, насколько ей это удастся, и потому на «преображение» потратила больше часа. Волосы были одним из ее главных достоинств, и, кроме того, они совершенно очевидно нравились Заку. Учитывая все это, Джулия уделила особое внимание своей прическе. Вымыв и высушив волосы, она тщательно расчесала их на косой пробор и уложила так, чтобы они обрамляли ее лицо и небрежными волнами спадали на спину. Удовлетворившись результатом и решив, что сделала все, что могла, Джулия сняла халат и надела ярко-синее платье из мягкого трикотажа. На вешалке это платье смотрелось скорее как длинный свитер с белыми атласными манжетами и сверкающими, как кристаллы, пуговицами. И только когда Джулия надела его, она обнаружила на спине глубокий овальный вырез. Обманчивая простота фасона придавала платью особую пикантность, и Джулия тоже невольно почувствовала себя обольстительной. И все же, глядя в зеркало, она заколебалась – есть ли у нее право надевать такое дорогое платье, принадлежащее незнакомой женщине?..

С другой стороны, она понимала, что выбор у нее не богат. Она должна была надеть что-то длинное, потому что чулок у нее не было, а надевать чужое белье она не хотела. За исключением этого платья все остальные наряды были либо слишком шикарными, либо недостаточно длинными, а надевать брюки Джулия не хотела. После некоторых колебаний Джулия все же решилась остаться в этом платье, мысленно принеся извинения неизвестной женщине, роскошный гардероб которой ей пришлось использовать.

Следующим этапом был поиск подходящей обуви. Джулии удалось найти синие туфельки, которые пришлись ей как раз впору. Решив, что сделала все возможное в данных условиях, Джулия взбила волосы руками и посмотрела в зеркало. Сегодня она потратила на подготовку к «выходу» больше времени, чем когда готовилась к свадьбе Карла и Сары. А ведь тогда она была подружкой невесты. Впрочем, решила Джулия, потраченное время не пропало даром. Приглушенные тени и тушь сделали ее глаза еще выразительнее, а румяна подчеркнули высокие скулы и красивый овал лица, но не это придавало сегодня Джулии особый шарм, не потому так ярко сверкали ее глаза. Джулию согревала и будоражила мысль о том, что через несколько минут она увидит Зака и у них впереди будет долгий замечательный вечер. Как бы там ни было, но она и сама понимала, что никогда не выглядела так хорошо, как сейчас.

Подавшись вперед, она подкрасила губы собственной помадой и, отступив на шаг, улыбнулась своему отражению, после чего вернулась в спальню. Она решила, что найдет адрес хозяев и позже пришлет по этому адресу чек за использованную косметику, а также за услуги химчистки.

В гостиной на журнальном столике уже горели свечи, в камине ярко пылал огонь, а Зак стоял у кухонной стойки с бутылкой шампанского. У Джулии перехватило дыхание, когда она его увидела: в одолженном у хозяина темно-синем костюме, белоснежной рубашке и нарядном галстуке он выглядел настоящим красавцем. Она уже хотела что-то сказать, но вдруг вспомнила, что уже видела его один раз при полном параде, но только тогда на нем была его собственная одежда, и вдруг ей стало за него больно – так многое в жизни оказалось для него потеряно. В тот раз она видела его по телевизору: транслировали церемонию вручения наград Американской академии кинематографических искусств, и Зак вручал кому-то «Оскар». Потом его показали еще раз, когда он вышел на сцену, чтобы получить своего «Оскара» за лучшую мужскую роль. В тот вечер на нем был черный смокинг, белая рубашка и черный галстук-бабочка, и она помнила, как любовалась им тогда, каким он показался ей высоким, элегантным и изысканным. Она не могла вспомнить, что именно он говорил в своей речи, но она помнила, что речь его была краткой и очень остроумной, потому что аудитория взорвалась смехом, и смех продолжался даже тогда, когда он сошел со сцены.

Тот факт, что сейчас Зак опустился до того, что вынужден был скрываться, словно зверь, на которого идет охота, и носить одежду с чужого плеча, вызывал у нее желание заплакать.

Но даже подумав об этом, Джулия отдавала себе отчет в том, что он никогда не жаловался и ему едва ли понравится, если она начнет выражать ему сочувствие, а тем более жалеть. Поскольку этот вечер решено было сделать праздничным и веселым, Джулия решила, что так тому и быть. Немного смущаясь, она сунула руки в карманы, спрятанные в боковых швах платья, и сделала шаг вперед.

– Привет! – сказала она улыбаясь.

Подняв на нее глаза, Зак уже не смог их отвести, и шампанское полилось через край бокала.

– Господи, – наконец прошептал он, и в его голосе слышалось нескрываемое восхищение. – И ты еще ревновала меня к Гленн Клоуз?

Только сейчас Джулия осознала, в чем была истинная причина ее желания принарядиться, сделать прическу и воспользоваться косметикой, – она пыталась состязаться со знакомыми ему гламурными женщинами если не на равных, то почти на равных. Реакция Зака была ей настолько приятна, что она не сразу нашлась что ответить.

– Ты проливаешь шампанское, – тихо сказала она, пытаясь выиграть время и сообразить, как лучше себя повести.

Зак еле слышно выругался, поставил бутылку и потянулся за кухонным полотенцем, чтобы вытереть образовавшуюся лужу.

– Зак…

– Что? – не оборачиваясь, отозвался он, приподнимая бокалы.

– А как ты мог ревновать меня к Патрику Суэйзи?

Его белозубая голливудская улыбка была красноречивым свидетельством того, что ее комплимент был ему так же приятен, как ей его.

– Честное слово, не знаю, – пошутил он.

– Кого из исполнителей ты выбрал? – поддразнила его Джулия, когда Зак после того, как ужин при свечах подошел к концу, поставил диски в музыкальный центр. – Потому что если ты выбрал Микки-Мауса, то я не буду с тобой танцевать.

– Будешь, не сомневайся.

– Откуда такая уверенность?

– Тебе нравится со мной танцевать.

Этот обмен шутливыми репликами не ввел Джулию в заблуждение: она еще во время ужина заметила, что его хорошее настроение мало-помалу улетучивается. Несмотря на то что предложение Джулии устроить сегодня праздник он с энтузиазмом поддержал, какая-то непонятная скованность и мрачность все явственнее проступали в его лице по мере того, как шло время. Джулия сказала себе, что настроение ему испортило обсуждение обстоятельств убийства его жены, потому что второе возможное объяснение было настолько чудовищным, что она даже не хотела его рассматривать. Как бы ни хотела Джулия остаться с ним, она не обманывала себя – она знала, что последнее слово останется за ним. И хотя она была в него влюблена, она не имела представления о том, как он к ней относился, какие чувства испытывал, за исключением того очевидного факта, что ему очень нравилось держать ее рядом с собой. Здесь. Сейчас.

Из колонок плавно полился голос Барбры Стрейзанд. Песня была знакомой, и Джулия знала слова, и при первых же тактах у нее защемило сердце от недоброго предчувствия. Зак пригласил ее на танец.

– Это явно не Микки-Маус, – веско заметил он. – Барбра Стрейзанд тебя устраивает?

Джулия кивнула и улыбнулась:

– Она моя самая любимая певица.

– И моя тоже. – Зак обнял Джулию за талию и привлек к себе.

– Если бы у меня был такой голос, – сказала Джулия, чтобы не молчать и не давать волю тревоге, – я бы пела просто для того, чтобы слышать саму себя. Я бы пела, отвечая на звонок в дверь или снимая трубку телефона.

– Она уникальна, – согласился Зак. – Оперных сопрано пруд пруди, но Барбра… она неподражаема.

Джулия внезапно осознала, что его ладонь медленно скользит по ее обнаженной спине. Она видела, как огонь в его глазах разгорается в пламя, и чувствовала ответный ток желания. Ей вновь захотелось испытать сладость его прикосновений, нежность и настойчивость поцелуев, а также те радость и счастье, которые дарило его тело. Какое захватывающее, волнующее ощущение – знать, что желание ее сбудется еще до того, как закончится эта ночь. Какое счастье иметь возможность смаковать эти мгновения, растягивать наслаждение, как, она знала, хотел этого и он. Но будет ли у нее все это следующей ночью и ночью, что последует за той, завтрашней? Джулия изо всех сил боролась с подступающей паникой, не желая слушать то, что уже давно подсказывала ей интуиция. На самом деле она с самого начала знала, в чем истинная причина его мрачного настроения.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора