Антон Посадский. История в зеркале литературы: к проблеме источниковедения (О повестях Игоря Гергенрёдера)

Тема

---------------------------------------------

Антон Посадский, доктор исторических наук

О повестях Игоря Гергенрёдера

История в зеркале литературы: к проблеме источниковедения

При исследовании событий малой истории, ее «молчаливых» персонажей в условиях социальных ломок, историку могут быть особенно интересны литературные произведения, построенные на реальных фактах истории.

Герои произведений современного автора И.А. Гергенредера. — жители Кузнецка. Отец автора кузнецким гимназистом, вместе со своими однокашниками, стал бойцом Народной армии в 1918 г., прошел путь белых армий до Иркутска. На его рассказах основаны произведения И. Гергенредера. Автор не изменяет имен. Разумеется, это не исторический источник. Но это информация, которой нельзя пренебрегать 1 . Возможность сравнить художественные произведения на документальной основе с источниками классического происхождения дают мемуарные и следственные материалы — источники вполне традиционные.

В повести «Комбинации против Хода Истории» 2 мы видим весенний Кузнецк 1918 года. Город живет еще прежней жизнью, хотя есть исполком и несколько коммунистов. Вернулись с войны фронтовики, в том числе офицеры.

И вот Кузнецк встречает отряд некоего Пудовочкина, более четырех сотен красногвардейцев. Пудовочкин, гигант с добродушным лицом, являл тот непростой тип хищника с каторжной закалкой и звериным чутьем чужой силы и слабости, который не раз зафиксирован современниками революции. При нем состоит комиссар из местных помещиков Костарев, пошатавшийся по свету, повоевавший в дальних странах, нашедший было тихий быт в тихой Финляндии, но вернувшийся из-за будоражащей его идеи. Это — громадная сила русского народа, которой надо дать выход. Революция подняла Пудовочкиных, и их надо направить на Восток, бешеную энергию надо стравить: «Россия должна скакнуть как отоспавшийся исполин». Для этого нужен вожак — Хам с большой буквы. Во вдохновенных речах комиссара — он изливает свои мысли перед местным врачом, у которого остановился — звучат мотивы, знакомые по зловещим персонажам Достоевского: «Ход Истории. — я поднялся настолько, чтобы играть против него… И когда вы сообщили мне об убийствах, я поехал на прогулку. Настолько я поднялся»; «Наши листовки, газеты, брошюры станут лгать о невиданном изобилии в Корее, в Монголии, на Тибете. Мы мобилизуем всех художников, и они будут малевать картинки мужицкого счастья в тех краях… Неверящих станем принуждать к движению жесткой революционной властью. Тех, кто агитирует против, будем расстреливать как шпионов, пособников государств, которые сами хотят заглотнуть райские просторы…» Костарев вызывает ужас у доктора Зверянского, он болен и одержим.

Отряд Пудовочкина тем временем хладнокровно и куражливо грабит и убивает. В городе составился заговор. И на Пасху спланированное местными офицерами и видными горожанами восстание удалось. Отряд Пудовочкина был уничтожен, почти никто не спасся. Горожане вместе с исполкомом постарались остаться лояльными к Советской власти, чтобы избежать карательных ударов. Тут выясняется, что доктор Зверянский, вспыльчивый, добрый и открытый человек, спас своего постояльца-комиссара.

Далее следует последний акт драмы. «Поднявшийся над кровью» комиссар спасовал перед своей идеей в пользу людей. Он прибыл в Кузнецк уже чекистом. Но ЧК под его руководством расстреляла не организаторов городского восстания, а городских подонков, которые скорее радовались общему погрому города. Он предупредил наиболее видных горожан уехать на время. Затем прибыла следующая комиссия. За развал работы ЧК Костарев был расстрелян.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке