Избранница для демона (СИ) (17 стр.)

Тема

— Линочка, как же я рад вас видеть, — вполне обычным голосом поздоровался мужчина, только чрезмерная радость в нем меня немного смутила. — Позвольте поухаживать за вами?

И не дожидаясь моего ответа, он ухватил пуховик и потянул его с моих плеч. Покоробило сразу фамильярное обращение, будто мы давно знакомы, но я напомнила себе, что это первая и последняя встреча, и она должна проходить так, как комфортно собеседнику. Если ему хочется представить все, будто мы и правда знакомы, пускай. Потерплю чуть-чуть, ничего страшного.

— Добрый вечер, — сдержанно поздоровалась я, поспешно высвобождая руки из одежды и отходя на шаг к столу.

— Садитесь, садитесь, — тут же засуетился Аркадий Дмитриевич и отодвинул стул, продолжая ухаживать, и моя неловкость возросла, хотя я изо всех сил старалась сдержать эмоции. — Вы пьете вино? Очень приятный букет, легкое и вкусное, как раз для девушек, — он взял бутылку и налил полбокала. — Попробуйте паштет, очень нежный и вкусный, отлично подойдет к напитку.

Я терпеливо дождалась, пока он сядет, взяла бокал и из вежливости пригубила. К спиртному относилась прохладно, могла поддержать компанию парой глотков, но не больше. Тем более, из крепкого не употребляла ничего вообще.

— О чем вы хотели поговорить? — сразу приступила к делу, не желая задерживаться здесь дольше необходимого.

Аркадий Дмитриевич наконец устроился напротив, и я порадовалась, что стол достаточно широкий, чтобы он не мог дотянуться. Подозреваю, мои пальцы тут же оказались бы в его руке, чего категорически не хотелось. Мой собеседник подпер кулаком подбородок, задумчиво глядя на меня.

— Понимаете, Линочка, я весьма состоятельный человек, — заговорил он, и я подавила вздох — знакомая история, и, кажется, догадываюсь, о чем речь пойдет дальше. — Владею крупным банком, у нас около десятка филиалов по городу, ну и еще кое-каким бизнесом занимаюсь. И люди вокруг соответствующие, в том числе и женщины. Падкие, скажем так, до денег и положения, — Аркадий Дмитриевич снова вздохнул, я же опять отпила маленький глоток, скорее, чтобы занять руки и немного отвлечься от неприятного внимания к себе. — Ну а мне, как любому нормальному мужчине, хочется человеческого тепла и отношения.

— Похвальное желание, — нейтрально ответила я для поддержания разговора.

— Вот, — почему-то обрадовался Аркадий Дмитриевич. — Вот вы меня понимаете, Линочка. А у вас есть кто-то близкий? — спросил неожиданно он и тут же и сам ответил. — Да наверняка есть, у такой симпатичной и молодой барышни.

— Есть, — кивнула я, решив признаться — мало ли, вдруг придумает еще себе чего-нибудь, а мне потом ищи отговорки.

— Немножко завидую ему, он счастливый мужчина, — я покосилась на Аркадия Дмитриевича, наткнулась на пристальный взгляд и снова поспешно отвела глаза, крутя в пальцах бокал с почти допитым вином.

Взяла тарталетку с паштетом, чтобы не на голодный желудок, по инерции запила еще густую, пряную массу.

— Ну, уверена, вы тоже найдете свое счастье, — снова вежливо произнесла, бросив рассеянный взгляд в окно.

За столом воцарилась тишина, я перевела взгляд на Аркадия Дмитриевича, и неожиданно стены поплыли перед глазами. Сердце екнуло, в горле моментально стало сухо, и я почти залпом допила остатки вина. Наверное, слишком душно тут, и переволновалась.

— Все в порядке, Линочка? — участливо спросил собеседник, при этом его внимательный взгляд не отрывался от меня.

— Голова немного закружилась, — отозвалась я и потерла лоб. — Думаю, сейчас пройдет…

Однако меньше всего я ожидала, что по телу вдруг прокатится волна непонятной слабости, и испуганно вздохнула, попытавшись встать. Не вышло: колени подогнулись, я обмякла на стуле и вместе с паникой сознание накрыла темнота. Впервые в жизни я упала в обморок. Или… кто-то подстроил все?

В себя приходила медленно и с трудом. Голова кружилась, тело почти не ощущалось из-за слабости, и почему-то я не могла пошевелить руками. Сделав над собой усилие, все-таки разлепила глаза, но окружающее плыло, никак не удавалось сфокусироваться. Во рту было сухо и немного горчило, ужасно хотелось пить. Даже эмоции заторможенные, по крайней мере, вроде как нужно бояться — мне удалось понять, что я нахожусь в незнакомой комнате с низким, деревянным потолком, лежу на кровати и руки, кажется, привязаны над головой, — но страх затаился на дне души, не давая о себе знать. Черт, где я нахожусь? И… одна ли? Куда делся этот Аркадий, с которым я сидела?

Очень скоро я получила ответ на свой вопрос. В комнате послышался шорох, однако мне удалось только повернуть голову, и я сразу увидела моего недавнего собеседника. По спине прошла холодная дрожь, едва заметила его довольную, предвкушающую усмешку и блестевшие в полумраке спальни глаза. Костюма на нем уже не было, только штаны и рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. М-мамочки… Еще не хватало быть изнасилованной каким-то психом. Лучше бы Сашку послушалась. Ну что я за доверчивая дура, а. И наивная, к тому же. Только как-то слабо верится, что Аркадий Дмитриевич вот прямо как увидел в том ресторане, сразу воспылал нездоровым влечением и решил умыкнуть. Тогда выходит, он где-то увидел меня раньше и ухитрился выйти на мой адрес в сети?..

— Пришла в себя, Линочка? — ласково мурлыкнул мужчина, и эмоции наконец прорвали блокаду, нахлынув огромной волной.

Может, этому способствовала еще и ладонь Аркадия, обхватившая мою лодыжку, и я осознала, что обуви на мне нет, а тело по-прежнему слушается плохо. От прикосновения я лишь дернулась, прикусив губу и сглотнув вязкий ком, а от ужаса перед глазами замелькали черные точки.

— Н-не… трогайте… — сумела прохрипеть и чуть не закашлялась, от сухости горло запершило аж до слез.

— А вот это вряд ли, — с фальшивым сожалением он покачал головой, и ладонь поползла выше, задирая штанину.

Я порадовалась, что надела джинсы, а под ними еще и колготки, но это не отменяло отвращения и ужаса от происходящего. Если бы могла, взвизгнула бы и лягнула, но смогла опять только слабо пошевелиться. Да чем таким накачал этот придурок?

— Меня искать будут, — снова прохрипела я, блуждая взглядом по потолку и бессильно дернув путы, державшие мои запястья.

— Неа, твоя подружка думает, что ты просто задержалась, — ехидно известил этот тип, и я чуть не взвыла от отчаяния.

Телефон. Этот придурок рылся в моей сумке? Но Саша наверняка понял, что что-то случилось, я же не выходила из ресторана. А сможет ли он меня найти, ведь Аркадий точно не основным входом воспользовался, когда покидал его. Мысли теснились в голове, отчего становилось еще хуже, она кружилась сильнее, да еще и ломота в висках началась.

— Расслабься, Линочка, — вкрадчиво произнес Аркадий, и меня едва не затрясло от омерзения — он еще и придвинулся ближе, и хоть убрал руку с моей ноги, но…

Положил ладонь на живот. И начал задирать свитер, под которым только белье и оставалось. Я задохнулась, не в силах протолкнуть в легкие колючий, сухой воздух, и лишь протестующе замычала, когда шершавая, почему-то неприятно прохладная конечность коснулась моей кожи. Глаза Аркадия вспыхнули каким-то нездоровым огнем, губы раздвинулись в нехорошей ухмылке, слишком широкой, на мой взгляд, и… я застыла от новой волны паники. Лицо мужчины странно поплыло, пошло рябью, как отражение в воде, а ладонь на животе стала холодной и, кажется, скользкой. Глаза стали круглыми и без белка, непроницаемо темными, кожа тоже потемнела и на ней появились отвратительные то ли наросты, то ли бородавки, пропали волосы, и этот Аркадий стал похож на жабу. Огромную, отвратительную и… с острыми зубами.

Нет, этого не может быть. Я просто еще не пришла в себя, и вижу дурной сон. Не может человек превратиться в это вот страшилище. А существо между тем медленно наклонялось ко мне, и наконец прорезался голос, я пронзительно завизжала, крепко зажмурившись.

— С-смотри на меня, — свистящим, злым голосом произнесло нечто на постели рядом со мной, и кожу на животе царапнули… когти?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке