Алиса Фрейндлих - От нас останется легенда

Тема

---------------------------------------------

Кантор Юлия

Юлия КАНТОР, Санкт-Петербург

Тень профессии

- Алиса Бруновна, вы стали обладательницей премии "Триумф", хотя триумф, слава, пришли к вам давно. Вы измеряете успех премиями?

- Нет, конечно. Хотя это не значит, что они мне безразличны. Пока мы есть на сцене и в кадре, мы существуем в этом мире. Но театральное дело эфемерно, и когда мы сходим со сцены, нам остается память, материализованная в премиальных статуэтках. А от нас, от лучших из нас, остается легенда... Такие поощрения - будь-то премия или звание стимулируют, дают импульс к преодолению дальнейшего пути. И обязывают не снижать планку - они в помощь внутреннему цензору. Что касается "Триумфа", то и в жюри, и среди людей, в разные годы эту премию получивших, такие имена, что встать с ними в ряд более чем приятно. Закрадывается впечатление, будто действительно что-то собой представляешь (смеется).

- Не ожидала от вас кокетства...

- Почему кокетство?! У меня было и есть ощущение, что я нужна, что меня с удовольствием смотрят в театре и на экране. Не ради моей же прихоти это делается! Но когда это признание подтверждено синклитом людей, которых я бесконечно ценю, формируется и самоуважение.

- Вы сторонитесь так называемой богемной тусовки. Оберегаете себя или вам там попросту неинтересно?

- Я особенно и не пробовала туда проникать, так что в полной мере не могу судить - интересно или нет. Но в любом случае, мне кажется, "тусовка" это спектакль, хороший или плохой. А я так устаю, что мне не хочется трудиться не по существу. Это ведь тень профессии, именно тень, а не отблеск. Лучше быть самой собой, чем тенью. Но это мое субъективное восприятие, я отнюдь не считаю, что так, как я, должны вести себя все. И не поймите меня превратно - я вовсе не отношусь к тому, что называется тусовкой, неуважительно. Есть люди, которые чувствуют себя там легко и приятно. Я человек застенчивый, потому пребывание в шумном блестящем сообществе для меня тяжкий труд, преодоление. Вот и сторонюсь. Из соображений экономии сил и эмоций.

- Но за эту удаленность от шумных сборищ вас иногда упрекают в петербургском снобизме.

- Вот как?! Снобизм не бывает петербургским, московским или каким-то другим. Он просто снобизм - вещь очень неприятная. У петербуржцев есть, быть может, некоторая отстраненность, несмешиваемость что ли. Но разве это плохо? А о петербургском снобизме - я сейчас не себя защищаю, - говорят те, кто Петербург не понимает, не любит и ревнует к его необычности, в том числе духовной. Моя же нелюдимость, наверное, это обратная сторона публичной профессии. И в частную жизнь тащить публичность не хочется.

- Понятие "популярность" и "модность" для вас синонимы?

- Нет. Мода скоротечна, это такая бабочка-однодневка. Популярность тоже ускользающая величина, но все же более стабильная. И она все-таки греет, хотя порой и тяготит.

- Жизнь профессиональная и личная в вашем случае разве не сообщающиеся сосуды?

- Еще как сообщающиеся. Просто, если профессия публичная, то в жизни еще больше хочется закрыть створки. Иначе все превращается в сплошной спектакль. А так растрачиваться нельзя: когда наступает момент мобилизации всех ресурсов, душевных и физических, - а у актера это может произойти неожиданно и в любой момент, - сил уже попросту не будет. Такое бессилие может сломать кого угодно.

Театр без героя

- Вам комфортно в нынешнем БДТ имени Товстоногова?

- БДТ сопротивляется распаду, как только может. Он в обезглавленном состоянии, и до сих пор преодолевает то, что случилось двенадцать лет назад (смерть Г.А.Товстоногова - Ю.К.).

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке