Акция прикрытия (53 стр.)

Тема

– «Посейдон».

Девушка сложила наконец зонт, прыгнула в машину, дверца захлопнулась, «фиат» рванул с места. У министра возникло необъяснимое чувство потери. Он вернулся за стол. Начальник контрразведки ожидающе раскрыл блокнот, приготовил «паркер».

– Итак, операция «Посейдон» будет реализована в несколько этапов. На первом – арест Григориадиса и его «гостя» по подозрению в убийстве аквалангистов. При этом мы должны находиться в тени, основная активность пусть исходит от полиции. Обычная уголовщина – именно так надо подавать его журналистам и широкой общественности.

«Паркер» быстро черкал по безупречно гладкой бумаге.

– В ходе обысков и допросов выявится причастность задержанных к российским спецслужбам, тогда официально подключаемся мы, к этому времени личность «гостя» должна быть идентифицирована, пресса сообщает о новых обстоятельствах преступления, дело приобретает политический характер. Нота протеста, обсуждение в парламенте, Ну и так далее...

Греческими властями судьба Верлинова была предрешена. Но оставался еще один щекотливый вопрос.

– А связи Григориадиса с ЦРУ? Министр поморщился.

– Об этом в газеты не должно просочиться ни одного слова. Нам ни к чему осложнять отношения с американцами. Сразу после ареста «двойника» дайте знать Смиту, что мы не собираемся расшифровывать их контакты.

– Ясно. – Начальник контрразведки кивнул.

* * *

Почти в то же самое время судьба генерала Верлинова решалась на другом континенте, в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли.

– Директор приказал вернуться к операции «Проводник». – Начальник русского отдела внимательно рассматривал специально вызванного из Афин Роберта Смита. – А поскольку ее проводили вы... придется передать дела и переключиться на новое задание. У вас есть неотложные разработки?

«Вот так всегда, – раздраженно подумал разведчик. – Стоит подготовить хорошую разработку, и ее тут же вырывают из рук, а взамен подсовывают какое-нибудь говно!»

– Есть, – спокойно произнес он. – Но я не могу ее передать.

– Почему же? – Брови начальника отдела чуть приподнялись, что выражало крайнюю степень удивления.

– Потому что она напрямую связана с московской операцией. Использованием сейсмического оружия руководил генерал Верлинов. Сейчас он находится в Греции, на острове Миконос. Те трупы русских аквалангистов... Скорее всего – это его работа. И вообще он нашпигован секретами!

Смит замолчал.

– Ну и... Начальник русского отдела любил законченные конструкции.

– У меня есть подходы к генералу. Поскольку он находится в Греции нелегально, можно без особого труда похитить его и вывезти в Штаты.

– Опять похищение... Если пронюхает госдепартамент, поднимется большой скандал... Впрочем, игра стоит свеч! Вы проработали детали?

Вместо ответа разведчик положил на стол скоросшиватель с несколькими листами бумаги. Начальник отдела углубился в изучение плана операции.

– Задействовать группу «тюленей» из Литтл-Крика и вывезти его на подлодке поддержки? Оригинально!

– Не гонять же лодку порожняком, – слегка улыбнулся Смит.

– Хороший план. По крайней мере мне нравится. Попытаюсь получить санкцию Директора.

К концу дня адмирал Джеймс Вулси одобрил операцию, разработанную русским отделом. Следующим утром Роберт Смит вылетел в Афины для ее реализации.

* * *

В Афинах, на конспиративной квартире ГРУ, где майор Коровников любил заниматься сексом с Леночкой Дерюгиной, тоже шла речь о генерале Верлинове.

– По утрам он бегает одним и тем же маршрутом, вот схема. А это снимки...

Военный атташе российского посольства протянул недавно прибывшему на греческую землю «коммерсанту Макарову» фотографии бегущего Верлинова. Тот сунул в рот остатки бутерброда с печеночным паштетом, отряхнул руки и взял иллюстративный материал.

– Одним и тем же? Интересно... Так может, не ломать голову и поставить направленный заряд?

Он вроде бы размышлял вслух, но одновременно как бы советовался с майором. Коровникова передернуло. То, что он сейчас делал, по греческим законам называлось пособничеством в убийстве. Да и по законам любой другой страны тоже. Конечно, слова нематериальны, но их можно записать на пленку. Поэтому очень важно соблюсти невинные интонации. А этот идиот так и приглашает в соучастники...

– Вопросы взрывных работ не входят в мою компетенцию, – сказал он для микрофонов. Конечно, в помещении «клопов» не было, но существуют десятки способов эффективного аудиоконтроля извне – из дома напротив, припаркованного внизу автомобиля, с соседней крыши...

Ликвидатор осекся и озадаченно взглянул на собеседника, но тут же все понял. Презрительно скривившись, он дал понять, что его опыт исключает столь изощренные методы в данных условиях.

– Понимаю, – все же решил поправиться он. – Возможности перепланировки местности, изменения русла рек и другие варианты подробно изложены в каталоге, с которым может ознакомиться любой заказчик.

Эта абракадабра вряд ли способна ввести в заблуждение греческую контрразведку, но вполне может вызвать замешательство у суда. Воспоминание о суде вызвало у Коровникова изжогу. Ведь предстоит передать плюгавому убийце оружие, а это уже вполне материальная улика! Только и стоит уповать на дипломатический паспорт... Но дома тоже не прощают провалов! Выгонят без пенсии к чертовой матери...

Коровников впервые привлекался к операции "Л" и почти с ненавистью смотрел на страшного приезжего, невозмутимо лопающего привезенный из Москвы паштет. Скольких людей он отправил на тот свет? Майор Плеско спокойно выдерживал его взгляд. Он не чувствовал себя душегубом и убийцей. Просто есть разная работа. И если объектами ее становятся отпетые негодяи, то она объективно полезна.

– Я хочу покататься по морю, – прожевывая очередной кусок, сказал ликвидатор. – Мне нужен мощный катер.

– Катер арендован и ждет у причала.

Военный атташе встал.

– Здесь вас никто не побеспокоит. В случае необходимости звоните.

В посольство Коровников вернулся в состоянии крайнего раздражения. Но, пройдя вестибюль, он наткнулся на тонкую женскую фигуру в тугом платье, едва прикрывающем лобок.

– Где ты ходишь, противный! – чувственно проворковала она. – Я уже не могу!

Он шарахнулся в сторону, лихорадочно осматриваясь по сторонам. Никого. Исходящая от Леночки волна необузданного желания переключила регулятор настроения.

– Жди за углом, у магазина, – сквозь стиснутые зубы прошептал Коровников и с невозмутимым видом прошел мимо. Быстро написав отчет о встрече нелегала, резидент отдал документ шифровальщикам и вновь покинул посольство. Подчиненные не удивились: в пиковые моменты тайных операций задействованный в разработке офицер работает круглосуточно.

Серый «опель» резидентуры на миг притормозил у универсального «шопа», и Леночка мгновенно впорхнула в кабину.

– Наконец-то! – Маленькая горячая рука накрыла ладонь майора, лежащую на рычаге переключения передач, потом привычно легла на ширинку, словно нащупывая еще один рычаг управления.

– Давай скорей на квартиру!

– Туда нельзя, – с досадой сказал Коровников. – Давай просто покатаемся.

И он, и она знали, что означает безобидное «покатаемся» – секс на природе, иногда обычный, чаще – оральный. Леночку устраивал любой вариант. Но на этот раз она почему-то запротестовала.

– Как нельзя? Ты что, привел туда бабу?!

– При чем здесь баба? – Майор про себя ругнулся. У этих дур одно на уме! – Там поселился человек из России, я тебе говорил, что сегодня должен его встречать...

– Какая досада! – Леночка надула губки. – Я хочу ванну, постельку... Когда этот дурак уедет?

– Скоро. Через два-три дня.

– Так долго? А ты не можешь выпроводить его пораньше?

– Не могу. Он приехал по делу. Горячая ладонь расстегнула «молнию» и нырнула внутрь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке