Мама из другого мира. Чужих детей не бывает (СИ) (38 стр.)

Тема

– Леди управляющая, леди управляющая! – детский громкий голос выдернул меня из грез о новой кухне. – Сейчас сожжете зерна! Хватит, хватит, остужайте! – рядом подпрыгивал Корка-Риш от нетерпения, выражая негодование всем своим насупленным видом. Но сковородку выхватить не решался, то ли из почтения, то ли боясь обжечься. – Давайте я сам закончу, я умею!

– Риш, а как ты понял, что пора заканчивать обжарку?

– Так по запаху же, — дернул плечом и переключился на зерна в сковороде.

– Погоди, как по запаху? У тебя же сегодня дежурство на втором этаже?

– Я по запаху чую, когда дедушка из сторожки выходит. Табачище-то пахучий ему дядя Флин купил. И слышу тоже хорошо.

– А откуда знаешь, что Флин? – потрясенно наблюдаю, как парнишка ритмично ворошил зерна.

– Когда подарки привезли, специями пахли вы и дядя Флин, а табачищем несло только от него. Вы табак не трогали. Вот я и подумал.

Ничего себе! Вот это нюх! Получше, чем у собаки. Может, у него в роду оборотни потоптались? Надо бы по возвращении Ричарда поднять этот вопрос. А то мало ли какие сюрпризы… еще мелких оборотней мне в доме не хватало.

– А почему дядя Флин?

-Как почему? – моська такая удивленная-удивленная, но затем показывается некое превосходство и гордость, отчего мальчишка распрямил плечи. – Мы, которые при кухне, все его так зовем. Тётка Васила приказала, никто не перечил. – И добавил, вдруг улыбаясь. - Ему нравится.

Пока я размышляла над словами Корки-Риша, он уже успел справиться с помолом зерен и сейчас мыл за собой посуду. Ай да Васила, вот это воспитание!

– Молотый кофе нужно пересыпать в пакетик, это подарок для самого начальника отдела Зрячих! – подпустила я в голос торжественности. Только всё зря, ибо мальчишка на это лишь хмыкул. dffb9

– А я знаю кому. Дяде Верресу! – сказал, как само собой разумеющееся. Дядя Веррес! Ну, ничего себе. Мужчины-то оказывается в почете у детей, особенно мальчишек. Когда только успели сблизиться? Веррес тут бывает только набегами, в отличие от Флина. – Леди управляющая, а можно я всегда буду сам жарить кофе, а?

– Тебе понравилось что ли?

– Ага! Запах сначала противный, кислый какой-то, а потом такой… такой… у меня как будто в душе солнце встаёт и в носу становится щекотно. Это значит, что всё готово.

Одухотворение, вот как называется то, что сейчас испытывал необычный ребенок. Надо же, солнце у него в душе встает!

– Жарь, если тебе это так нравится. Я скажу Василе, чтобы закрепила за тобой эту работу на постоянной основе. А сейчас давай сюда мешочек, дядя Веррес должен появится с минуты на минуту.

– Он уже появился, сейчас в дом зайдёт. С ним какой-то мужчина, никогда у нас не был.

– Это тоже по запаху определил?

– Неа, – мотнул головой. – В окно увидел! – широкая улыбка озарила мордашку проказника явно довольного своей шалостью. Ну, ещё бы, удалось обвести вокруг пальца управляющую. Я лишь погрозила пальцем и отправилась встречать гостей.

Глава 14

Командировочный мне изначально не понравился. Тусклый человек в длинной хламиде, закрывающей всё тело. Складки вокруг поджатых губ углубились, демонстрируя окружающим сильную степень раздражения, которую он и не думал скрывать или маскировать. Ни здрасьте, ни до свидания. Что не так? Моё яркое платье, нежное приветствие с Верресом или само задание, для выполнения которого он сюда и прибыл?

– Эмилия, это обещанный Академией специалист по пространству, Филипп фон Фреймах. Прибыл для обсуждения плана работы. Филлип, это леди Эмилия фон Риштар.

– Добрый день. Чай, кофе? Заодно и обсудим ….

– Какой кофе? У меня нет лишнего времени, давайте работать! – раздражение пульсировало в зрачках гостя. Подмывало его осадить, но приходилось сдерживаться, так как я сомневалась, что нам быстро найдут другого специалиста. Так что, как говорил один замечательный пингвин, улыбаемся и машем.

– Кофе – это бодрящий напиток, изобретенный моей племянницей. Очень рекомендую. Вам Филлип, после бессонной ночи точно не помешает, – вступил в разговор Веррес с явным намерением загладить бестактность гостя. – Лично я, без чашечки этого напитка не сдвинусь с места. Ночка, знаете ли, выдалась богатой на события.

Филипп одним взглядом показал, что присутствие Верреса и не обязательно вовсе, но всё же смолчал, когда увидел Василу с большим подносом и семенящего следом за нею Корку, с кувшином, стенки которого были явно горячими. Предстоящий перекус немного улучшил настроение гостя, я же не теряя времени завела разговор с Верресом. Знаю я его, тут же убежит!

– У меня возникли проблемы, Веррес. Тени ушли, и мне сейчас сложно без мужского авторитета управляться с двумя десятками подростков. Младших детей неплохо контролирует Марьяна, девочки, что постарше, заняты на кухне и в мастерской, а вот с парнями стало сложновато. Особенно по вечерам, когда все дежурства заканчиваются. Мне нужен мужчина-воспитатель, который приструнит эту орду и направит их энергию в нужное русло. Я знаю, что бойцы Верреса начали проводить силовые тренировки, но ведь отпуск рано или поздно закончится и что тогда? Может, у тебя есть кто-нибудь подходящий на эту роль?

Веррес лишь кивнул, обещая подумать. Гость с видимым удовольствием доедал последний бутерброд, запивая его кофе и прислушивался к нашему разговору.

– Интересный напиток. Что это?

– Извините, но рецептура не разглашается, – я улыбнулась и перевела тему. – Давайте перейдём к делу. Объясните, пожалуйста, на что я могу рассчитывать?

– На услугу, в пределах той суммы, что вам задолжала Академия. Подробнее смогу ответить после осмотра дома и анализа реализации ваших пожеланий. Приступим?

За полтора часа блужданий по особняку, метаний по лестнице то вверх, то вниз, с чердака на кухню и обратно, я десять раз благословила тот момент, когда выбрала легкое платье, широкая юбка которого не сковывала шаг и я могла поспевать за неутомимым специалистом. Судя по всему, порция кофе ему только придала энергии.

Поэтажного плана особняка у меня не было, да он и не понадобился. Вердикт Филиппа был таков: из всех моих мечтаний полностью воплотятся лишь две – кухня и швейная мастерская. Я могу доплатить, дабы реализовали и другие мои хотелки вроде детских спален, но в таком случае нас поставят в очередь, как обычных заказчиков. А это долго. По сути, сейчас Филлип оказывает нам услугу вне очереди, так как заказы от Академии в приоритете и игнорировать их нельзя, если не хочешь последствий. Но у нас оставалась ещё небольшая неизрасходованная сумма, в счет которой было решено расширить кладовую на третьем этаже, которую я не знала к чему приспособить.

– А погреб можно? – я получала гораздо меньше, чем рассчитывала, – его недавно расширил маг земли, но этого нам недостаточно.

– Можно, но не нужно. При расширении кухни я могу зацепить пространство под полом, там же потолок в человеческий рост. Удачно, что потолки у вас разумной высоты, а не как во дворце. С высокими потолками работа сложнее и гораздо дороже.

– А на прочность дома это не повлияет?

– В ином случае я бы не предлагал. Обрушившийся дом очень сильно повредит моей репутации. Ну, так что, кладовку расширяем? Класса из нее не получится, но помещение для преподавателей – вполне. Я сейчас пройдусь ещё раз по дому, отмечу точки приложения силы. Только можно попросить ещё одну чашечку вашего напитка? Ух, бодрит!

– Конечно, сейчас передам вашу просьбу на кухню.

– Знаете, я слышал вашу беседу с фон Риштаром. И у меня есть кандидатура, если позволите. Ветеран, всю жизнь прослуживший в охране дипломатических миссий. Не маг. В столице ему работы нет, возраст, а сил и знаний столько, что преподавать самое то.

– Я готова рассмотреть все кандидатуры. Но почему к нам? Не лучше ли в той же Академии преподавать?

– Лучше, конечно. Он и пробовал, но ему отказали. Разные факторы сыграли свою роль, но основная — отсутствие дара. Работать в школах не хочет — никакой дисциплины, а менять правила ему никто не позволит, сами понимаете. А вы, кажется, не против наведения порядка и строгих правил.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке