Уровень: Война (СИ) (30 стр.)

Тема

Дыра в сознании напоминала космическую, ведущую в никуда воронку; Ани отвела от нее мысленный взгляд — не время, еще не время туда пристально смотреть. Вот придет вечером доктор, выдаст новые таблетки, успокоит, и она все вспомнит — должна вспомнить. А пока терпение.

Внизу, в подвальном этаже нашелся оборудованный по последнему слову техники тренажерный зал — стало понятно, каким образом хозяин дома нарастил на руках такие бицепсы. Наверное, занимается часто.

Рядом обнаружилась запертая дверь. Кладовая?

Ани задумчиво покрутила круглую латунную ручку, посмотрела на нее несколько секунд и отступила — развернулась и побрела обратно к лестнице, на ходу раздумывая, куда, все-таки, могла подеваться из такси сумочка. Украли? И могла ли она, по какой-то причине, выйти из дома — того дома, который она не помнит — без сумочки?

Слишком много вопросов. И слишком, просто чертовски мало пока ответов.

Прошел час, второй, неторопливо потек третий.

Тишина, комнаты, кружащие в солнечных лучах пылинки, третья кружка чая.

Она пыталась что-то читать, рассматривать, находить знакомые черты в линиях или предметах, ворошить память, но, в конце концов, устала от безделья. Вернулась в собственную спальню, приняла таблетку успокоительного и забралась в кровать; спать рано, полежать. От нечего делать принялась вспоминать лицо Эльконто — его фигуру, голос, взгляд, привычку переплетать пальцы или постукивать ими друг о друга подушечками. Из его ладоней получался большой «домик», почти гигантский — не то, что из ее — хлипкий, тонкий, с гнутыми стенами. Не такие плотные и сильные ладони, как у него, не такие широкие бревна-пальцы, нет. Но на то он и мужчина.

Интересно, она действительно могла им заинтересоваться на улице? Двухметровым мужиком с белыми волосами, косичкой и нагроможденными друг на друга мышцами? А если заинтересовалась, значит, не ждал дома другой парень? Была одна? И ждал ли там ее кто-то еще — кто-то, кого она не помнила? Может, остался кот или пес? Вот жаль, если так…

Ани надеялась, что домашних питомцев она не завела — отчего-то казалось, что не решилась бы. Работа не позволяла. Наверное. Или гипертрофированное чувство ответственности. Так или иначе, уверенность, что где-то в пустой квартире (или доме) не осталось за спиной кота или пса, позволила успокоиться, расслабиться, позволить себе прикрыть веки, сквозь которые все же лился внутрь яркий свет комнаты,… и незаметно уснуть.

Дэйн вернулся домой в шесть. Поднялся наверх, убедился, что пациентка мирно спит, и осторожно занес в комнату пакеты — оставил у стены.

В семь Стивен подогнал новую машину; не красную, как опасался Эльконто (Лагерфельд вполне бы мог сделать «назло» и свести все к шутке), а, как и было запрошено, снежно-белую. Красивую, да, чего уж врать — просто великолепную: большой и вместительный джип, но с куда более плавными «элегантными» формами. Эдакая акула-торпеда с хорошим движком, светскими манерами и сквозящим в каждом изгибе высокомерии. Мол, посмотри я какая — не чета твоему старому авто — гордая, мощная, независимая.

Эльконто почесал в затылке, подобрал отвисшую челюсть и одобрительно кивнул:

— Спасибо, старик.

— Не за что.

— Я боялся, что будет низкая подвеска.

— Не с твоим ростом.

В восемь они пили чай, краем глаза наблюдали за новой серией сериала «Враги» и обсуждали дела штаба — Стивен жаловался на необычайно большой приток раненых солдат, сетовал на утечку информации и полагал, что повстанцы снова отобрали у кого-то электронную карту и тепловой сканер местности — каждый раз, когда такое происходило, кровати в госпитале заполнялись моментально. И не только они — заканчивались так же места в местном морге, а это всегда, как ничто другое, расстраивало их обоих.

— Я давно говорю Дрейку — надо изменить схематику сканеров, чтобы те срабатывали только на отпечатки пальцев. Взял в руки другой — нет ни сигнала, ни картинки. Иначе всех перебьют… Новички, блин.

— Все жить хотят. — Философски качал головой Дэйн. — Новички тоже.

— Я заметил. Один такой у нас как раз наверху.

Эльконто бросил в сторону друга хмурый взгляд — тот пожал плечами, мол, я итак говорю тихо, нечего ворчать.

А в восемь пятнадцать, когда Лагерфельд отлучился в туалет, по лестнице, тихо, как кошка, зажав под мышкой несколько вещей, спустилась Ани. И, судя по лицу, это была крайне недовольная Ани.

— Это как понимать? — Начала она с порога, точнее, с последней ступеньки крытой ковром лестницы. — Пеньюар? С рюшками?

Эльконто учтиво поднялся с кресла, посмотрел на зажатый в руках полупрозрачный предмет и слегка порозовел.

— Ну… Надо же в чем-то спать?

— А в таком не спят. В таком услаждают взор собственными формами. Или чей-нибудь взор. Формами.

Несмотря на категоричность тона, он понял — она не столько расстроена, сколько смущена. Вещей он принес много — на все случаи жизни и, наверное, все существующие вкусы.

— А это? — В воздухе качнулось серебристое коктейльное платье. Короткое.

— А как же ресторан? Мы же будем ходить в ресторан?

— Его надевают на верхнюю часть тела или на нижнюю? Потому что на обе сразу оно не натянется.

Где-то позади щелкнул выключатель; из туалета вышел Стив. Дэйн смущенно переступил с ноги на ногу — покупать женские вещи он не привык и сегодня приложил массу усилий, чтобы в доставленных наверх пакетах обнаружилось все необходимое. Наверное, недостарался. Или перестарался.

— Но вот это — просто хит! Шортики и топик. На попе две клубнички, а на топике, который, судя по длине, тоже не прикроет и половину груди, почему-то ничего нет. Может, наклеить на него персики, чтобы было аппетитней?

— Чего она дуется, а-а-а? — Как только Лагерфельд ступил в комнату, спросил Эльконто. — Я старался, сверял размеры, выбирал…

— А о чем, собственно, речь?

Как только взгляд чинно вставшего рядом доктора уткнулся в обсуждаемый набор из двух предметов, второе мужское лицо стало розовее первого.

— Э-э-э… Кхм… Ани… Понимаете, это грубый мужской вкус, но никак не попытка вас обидеть…

Ани-Ра, сообразив, что Эльконто все это время находился в гостиной не один, а с гостем, который по иронии судьбы, стоило ей появиться и начать «выяснять отношения», удалился в туалет, тут же свернула тряпки в «валик» и смущенно залепетала.

— Простите, доктор. Я… не знала, что вы тут… Простите.

И, подвязанная ремешком, в длинной мужской майке, перепуганной ланью, поскакала вверх по лестнице.

— Ну, ты даешь! — Тихо прошипел Лагерфельд. — Не мог купить чего-нибудь подлиннее?

— Там… достаточно длинно.

— Извращенец. Я бы тоже обиделся.

Эльконто обиженно возвел взор к потолку и вздохнул, но не по-настоящему, без раскаяния.

— Может, она когда-нибудь наденет?

На этот раз круглыми стали глаза цвета чая.

— Ты вообще рехнулся? Идиотизм — это заразно, а-а-а? Если да, то я пошел. — Покупанец женских вещей, тоже мне. Покупец!

Стив хрюкнул от хохота и тут же зажал рот рукавом, испуганно посмотрел, не покажутся ли вновь голые женские пятки, но на лестнице, к всеобщему облегчению, было пусто.

* * *

Вопреки советам друзей, склонным иметь тотальный контроль над всем, что только можно контролировать, Эльконто так и не установил внутри дома камеры. А теперь не знал, жалеть или радоваться.

Половина двенадцатого ночи. Принесенные Стивом бумаги просмотрены, отчеты проверены, рекомендации и приказы отданы заведующему командующим штабом по телефону.

Все. Спать?

Доктор уехал полтора часа назад — перед этим поднялся наверх, заверил, что состояние «пациентки» нормальное, стабильное. Пациентки, которая перед этим трясла у них перед носом шортиками, в нужности покупки которых он так долго сомневался. Ну и что, что короткие? Ну и что, что с клубничками. Аппетитно, вкусно. В таких очень удобно ходить в своей комнате, лежать на кровати, задрав пятки к потолку, читать книгу, например…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора

Assassin
872 129