Эротические рассказы Рунета - Том 1 (150 стр.)

Тема

— Дверь закрыта? — Таня кивнула.

— А баба Катя не услышит?

— Не-а… Я и магнитофон заводила, и с девчонками мы сидели…

— Ну, тогда стой смирно.

Таня торжественно выпрямилась в ожидании. На лице ее застыла любопытная улыбка, она выпятила грудь и откинула голову. Ей, видимо, нравилось быть покорной жертвой, да им, наверное, всем нравилось, не зря же они играли в разбойников.

Денис подошел к ней, нагнувшись, схватился за подол рубашки и подтянул его до Таниной шеи. Под рубашкой действительно ничего не было. Танина красивая пишка ничуть не стала хуже за прошедшее время. Денис глядел на нее во все глаза и чувствовал уверенность, что вот сейчас он будет делать все, что захочет сам, сейчас идет игра по его правилам. Красивые бедра, красивая пишка — и все это в его власти!

Он проглотил слюну, и сказал:

— Снимай!

Таня с готовностью стянула себя ночнушку.

Теперь она была голой перед Денисом, уже в который раз? Наверное, в четвертый или в пятый, но по-прежнему Денис будто видел это все впервые. Он потрогал ее спереди, сзади, затем отошел, сел на кровать и приказал (именно приказал):

— Повернись боком.

Сбоку девчонки тоже выглядят здорово. Особенно когда попка хорошая, как у Тани. И грудь.

— Спиной.

Гладкая узкая спина, тонкая талия, две трогательные половинки…

— Повернись лицом и расставь ноги.

Таня хмыкнула, и расставила ноги примерно на метр. Денис встал и снова пощупал ее спереди и сзади. Очень интересно сзади, берешь вроде за попу, а рука оказывается на пишке…

Денис просунул руку подальше, и его ладонь оказалась на пишке, а предплечье — на попе.

— Я еще шире могу, — сказала Таня, не оборачиваясь.

— Ага…

Таня раздвинула ноги так широко, как Денис, наверное, никогда не смог бы. Ее промежность была уже, наверное, шире Денисовой ладони, и он гладил все это вперед и назад, вправо и влево, упиваясь собственной властью, упругим лобком и мягкими губками. Другой рукой он мял ее грудь. Ему давно уже хотелось… вот уж не знаю, как сказать, трахаться, наверное, все же, но он хотел сначала вдоволь насмотреться и налапаться. Проблема состояла в том, что пока он будет трахаться, он не сможет ни смотреть, ни лапать Таню. Неудобно.

— А хочешь, я на мостик стану? — спросила она.

Ну конечно, Денис хотел! Самая откровенная поза, которую он себе представлял! Когда все вперед и вверх! Таня изящно прогнулась, уперлась руками в пол позади себя и выгнулась вверх. Да, это здорово! У Дениса просто слюнки потекли! Димка вообще не поверит!

Тело Тани вытянулось, бедра с торчащим лобком нагло представляли собой высшую точку Таниной фигуры, стройные ноги… Денис, правда, не ожидал, что при этом так проваливается живот, и выделяются ребра… Наверное, если ее положить в таком виде, будет лучше. В любом случае, он уже не мог больше терпеть.

— Хватит, — сказал он, удерживая рвущееся дыхание, — вставай и ложись.

Таня села на пол, встала, и изящной походкой подошла к кровати. Голенькая. Красивая.

— Как ложиться? — спросила она невинно, повернувшись к нему.

Денис прямо тут же чуть не кончил. Действительно, как ложиться? А, фиг с ним.

— На спину! А ноги по бокам кровати свесь!

Сейчас он ее… Прямо в эту писечку…

Таня легла, раскинув ноги, закинула руки за голову, и закрыла глаза в ожидании. Блин, это она его ждет! Ждет, когда он будет ее трахать!

Денис мгновенно освободился от одежды, и взвалился на Таню. Таня недовольно закряхтела:

— Аккуратней, тяжело же!

А что Денис может сделать? А, вот в чем дело, не надо просто опираться о нее руками. Денис ощущал Танино тело целиком, всем телом, животом, грудью, ногами…

Осторожно просунув руку между собой и ей, он взял Бена и потыкал головкой ей между ног. Мимо. Опять мимо. Таня хихикнула. Тогда он той же рукой нащупал щелку (ах, сейчас он туда…) и приставил к ней конец. Опять поразился, как там тепло и хорошо, и, поводив Беном вверх-вниз, попал…

Таня ахнула. Какой же это невыразимый кайф, когда только что засунул! Денис двинулся, и Бен вошел Таньке между ног по самый корень. Его всего обхватило со всех сторон равномерно, мягко, нежно и сильно. Денис попробовал двинуть тазом вперед-назад, это оказалось проще, чем он предполагал. Таня часто задышала. Денис просунул обе руки под нее, взял ее за попку и прижал к себе.

Удивительное ощущение — тоненькая девочка в руках, твердые маленькие грудки упираются тебе в грудь, нежный гладкий живот дышит прямо под тобой, лобок упирается в лобок, как будто лапаешь животом, твои бедра сжимаются упругими Таниными ляжками, локти обхватывают тонкую талию, ладони прижимают ее к себе, надевают ее на себя, как будто занимаешься Этим при помощи девчачьего тела, сама она тихо сопит в ухо, а Бен входит прямо в нее, по самые яйца, и когда он движется туда, то это просто здорово, а когда он движется обратно, то его как будто гладят…

Денис, конечно, волновался, все ли правильно он делает, но если бы Таня уже имела какой-нибудь опыт, он, конечно, волновался бы больше, ей было бы с чем сравнивать. Тане вроде бы было нормально. Денис совершенно не заботился, кончит ли она, ведь это она должна его ублажать, а не наоборот, но Таня явно возбуждалась. Она вынула руки из-за головы, и обняла Дениса. Как ни странно, Денис уже имел такой сексуальный опыт (Хе-хе!), но никогда раньше девчонка его не обнимала.

Денис посмотрел на ее лицо. Выразительные губы были приоткрыты, глаза зажмурены, она слегка запрокинула голову, и она (голова) при каждом движении Дениса елозила по подушке вверх-вниз. Таня была красива, как всегда. То есть красивее, чем всегда. Губы ее иногда шевелились, как будто она хотела что-то сказать. Денис проследил, и получилось, что если бы она говорила вслух, то получилось бы «Ой, ой», или «Уй, уй». В какой-то момент ее тело потеряло безразличную расслабленность, оно выгибалось и напрягалось в такт (на самом деле — не совсем) движениям Дениса. Из-за этого он чувствовал ее тело еще лучше. Он ощущал такую гордость, он так хотел ее (теперь он мог сказать это с полным правом), когда впервые увидел, так мечтал потрогать ее, и вот — он ее ЕБЕТ! Максимум, что он мог бы хотеть.

Движения Дениса уже стали не вполне контролируемыми, его телом двигал уже не он сам, а какие-то инстинкты, его мышцы сами сокращались, позвоночник самостоятельно сгибался и разгибался, с силой посылая Бена вперед, туда. Он судорожно прижимал к себе девчонку, прижимался к ней всем телом, скрежетал зубами.

Его настроение разделяла Таня, она схватила его за попу, это было странно, обычно ОН хватал их за попу, но приятно, и как бы заталкивала его в себя, при каждом движении подставляя Денису свою пишку, поднимая лобок так, что напрягшийся живот становился твердым. Она подняла согнутые колени чуть ли не к плечам, и Денис почувствовал, что входит в Таню прямо до конца. Она уже была словно не в себе, мотала головой, поскуливала, кусала подушку…

Если бы Денис не видел раньше, как девчонки балдеют, то он, наверное, перепугался бы. То есть, он несколько удивился, так что его движения вновь стали осмысленными, он переместил обе руки на ее грудь, ощущавшуюся особенно отчетливо из-за напрягшихся мышц, и смотрел на Танино лицо. Она было прекрасна. Раскрасневшаяся, с зажмуренными глазами, с мягкими губами и нежными щечками, балдеющая… ПОД НИМ! Она вдруг как-то напряглась, нос ее наморщился, дыхание замерло, она вцепилась в его тело пальцами (можно было бы и полегче!), мелко задрожала и издала тоненькое, длинное девчачье «У-у-у-у-уйййййя-я-я-я!», вздрогнула раз, два, три… Денис потихоньку шевелился… Затем расслабилась, протяжно выдохнула (а Денис все трахал ее), открыла глаза, и, помолчав, сообщила:

— А я уже кончила.

— Ага, — сказал Денис, — я сейчас.

Посмотрев на кончающую Таню, он вернулся вниманием к своим чувствам, и понял, что он действительно сейчас, удовольствие при каждом движении Бена пробивало до самой поясницы, и в несколько качков Денис кончил тоже, длинно, с чувством, всадив Бена на всю глубину Тане между ног, гордо, с осознанием собственной полноценности.

Как же, он трахнул Таню! Такую Таню! И кончил! Это уже вторая девчонка, которую он трахнул. Правда, надо бы Ленку еще раз, а то как-то скоротечно получилось… Короче, с этого момента для него начиналась новая жизнь. Он немного полежал на Тане, приходя в себя, пока Бен опадал прямо в ней, потом сел. Бен, удивительно легко выпавший из Танькиной пишки, был противно мокрый. Таня, сдвинув ноги, тоже скорчила гримаску.

— Подожди, — сказала она, — сейчас я принесу.

Она открыла шкаф, вынула оттуда бинт, оторвала кусок примерно в метр, и бросила Денису. Денис с удовольствием обтер Бена, чувствуя себя снова в порядке, пока Таня, отвернувшись, старательно вытирала себе примерно то же место.

— Ну, чего? — спросила она, повернувшись к нему. — Чего еще ты хочешь?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке