Королева белых мышек (12 стр.)

– Ох, да. Жалко мальца. Хороший он паренек. Глуповат, но при такой матери и неудивительно. А и горько сознавать, что детям предстоит за грехи своих отцов и матерей расплачиваться. Вроде как ничего дурного Володя и не совершил в своей жизни, не успел просто, а только все одно, не видать ему счастья.

– Если мать найдется, то он будет очень счастлив.

Но старушка лишь качала головой. Кажется, для себя она уже решила, что Лидии предстоит расплата за какие-то ее былые прегрешения. И ребенку ее тоже.

– Слушайте, ведь вы не должны помогать злу, не должны его покрывать. Вы, я вижу, верующий человек, а верующие люди просто обязаны добро творить. Помогите Лидии, пусть она даже этого и не достойна. Но возможно, ваше участие в трудный для нее час сделает Лидию мягче в другой раз.

– Вряд ли ее что исправит. Для исправления, небось, находились моменты и раньше. Господь для вразумления много раз нам предупреждения посылает. А уж когда никак не доходит, тогда карает.

Долго Мариша уговаривала старушку. И так заходила, и этак. Но старушка лишь сыпала мудрыми изречениями, а к Ваньке не вела. Наконец Мариша пообещала, что не станет с Ваней сама разговаривать, удовольствуется тем, что за нее это сделает старушка. Только после этого та несколько отмякла.

– Ладно уж, так и быть, спрошу для тебя. Может, и согласится с тобой встретиться. Но ты мне поклянись, если согласится, что ты одна придешь!

– А с кем мне приходить?

– Без полиции!

– Ну конечно. И в мыслях не было тащить на встречу полицейских. Никакого дела не открыто, так какие могут быть полицейские?

– А я знаю, открыто там дело или не открыто, – проворчала старуха. – С деньгами Лидкиными все, что угодно и когда угодно, можно открыть.

– Так, а деньги-то нынче где? То-то и оно, что нынче нет ни денег, ни самой Лиды. Кто дело открывать станет? Несовершеннолетний Володя или Светлана? Той только в радость, что хозяйки нет. Она теперь сама в доме полновластная госпожа и хозяйка.

– Светлана-то, должно, намучилась. Ларка с хозяйкой не жила под одной крышей, и то иной раз от нее плакала. Каково же Светлане было целыми сутками напролет рядом с собой эту змею терпеть? Вот увидишь, она последняя будет, кто хозяйку искать примется.

– Тогда вашему знакомому вовсе ничего не грозит.

Мариша не стала говорить старушке про те сто тысяч, которые Лида взяла в банке и которые пропали вместе с Лидией. Но самой Марише этот Ванька казался очень даже подходящей фигурой на роль подозреваемого в преступлении. И она с нетерпением ждала, когда старушка закончит набирать номер на дисковом телефоне, такие Мариша не видела со времен своего детства. Бабка была верна себе. Пусть и отчаянно нуждаясь в самом необходимом (даже телевизор у нее в комнате был хоть и цветной, но старый, с выпуклым экраном), она не отказала себе в главном в жизни удовольствии. В домашнем телефоне – этом верном друге и союзнике всех заправских сплетниц.

Ванька согласился встретиться с Маришей далеко не сразу. Сначала он трижды переспросил ее, кто она такая и почему им интересуется. Потом попросил передать трубку старухе и отчитал ее по полной программе за то, что она «сдала его с потрохами». Наконец Ванька успокоился, признал факт своего разоблачения свершившимся и согласился встретиться и поговорить с Маришей. Правда, согласие его Мариша пообещала оплатить из собственного кармана. Предложила тысячу.

Ей хотелось посмотреть на реакцию парня. Как поведет себя потенциальный владелец ста тысяч? Ванька ухватился за предложенную тысячу с жадностью.

– Подойдите к детской площадке перед женской консультацией, я там буду вас ждать.

Но когда Мариша подошла, на площадке, кроме двух мамочек с детками, никого не было. Она присела, размышляя, не показалось ли ей по телефону, что Ваньке очень нужны деньги. В трубке его голос даже зазвенел от предвкушения поживы, не похоже, что он разбогател на сколько-то там десятков тысяч, которые должны были достаться ему при дележке, если снятые в банке Лидией деньги и впрямь оказались у Ваньки с его подельником.

Прошло несколько минут, и наконец Мариша увидела, как из кустов, опасливо поглядывая по сторонам, выбирается какая-то потрепанная личность. Мариша подумала, что именно этого типа она и ждет. Вид у него был подходящий, старуха так и описывала своего знакомого – невысокий, тощий, волосы белые, голова дынькой.

Ванька, озираясь, столкнулся с Маришей глазами и сделал ей знак подойти к нему.

– Это вы, что ли, деньги направо-налево раздаете? – спросил он у сыщицы, когда Мариша оказалась около кустов, в которых продолжал сидеть Ванька.

– А это ты на почтенных женщин покушения организовываешь?

– Какое там покушение? – озаботился Ванька. – Человек один попросил, чтобы мы дамочку пугнули слегка. Ну, мы и сделали. Да этот гад нас обманул.

– Как это?

– Обещал денег заплатить и не заплатил.

– Совсем?

– Аванс дал, мы его и отработали. А потом он еще должен был денег дать, но не дал. Жлоб! Богатые всегда жлобы. Когда человек не жадный, он всегда бедный.

– Вроде тебя?

– Я человек не жадный, – подтвердил Ванька. – Деньги у меня не задерживаются. Есть они, я их трачу. Нету, не трачу. Все очень просто.

– Действительно, очень просто. Ну а если бы у тебя, допустим, так много денег оказалось, что тебе не под силу бы их было истратить, тогда как?

– Много – это сколько?

– Ну, сто тысяч…

– Долларов?

– Рублей.

Это она вовремя уточнила, потому что у Ваньки глаза на лоб полезли. Но и с сотней тысяч рублей он тоже не очень-то представлял, что ему делать.

– Ну… это… Если бы такая куча деньжищ досталась, перво-наперво я бы машину купил. Не для себя, бабку на дачу возить. Она каждую весну стонет, что ей рассаду по электричкам не дотащить. А осенью банки вместе с ней надрываемся, тащим. С машиной оно сподручнее будет. Ну, на машину я тридцатник кладу.

– Тридцать? – удивилась Мариша. – А не мало будет на машину-то?

– Не-а, нормально. В самый раз уложусь. У меня брательник свою «семерку» уже третий год продает. Конечно, она у него ржавая вся, но бегает до сих пор исправно. Он мне ее за тридцатник как раз отдаст. А что кузов гнилой, так это еще и лучше. Не угонят!

Да уж, желающих угнать подобную рухлядь еще поискать придется.

– Еще семьдесят остается.

– Даже не знаю, что бы сделал, – серьезно произнес Ванька. – Одежку прикупил. И себе, и брату. А! На гитаре бы еще выучился играть.

– Зачем?

– Не знаю. Хочется.

Мариша порадовалась, что мечты у Ваньки вполне простые и доступные. Ясно, что парень он и впрямь был неплохой, несмотря на его хулиганский поступок. Но было похоже, что деньги Лидии этот паренек и во сне не видывал.

– А что за мужчина тебя подговорил припугнуть соседку?

– Да не припугнуть… Он понравиться ей хотел.

– Это как же?

– У нас с ним договоренность заранее была. Мы на бабу нападаем, вроде как грабители или что-то в этом роде. А он нас разгоняет и выступает перед ней героем.

Что-то такое было уже у Мариши в голове. И она насторожилась:

– А что за мужчина-то был?

– Я его не знаю. Пришлый. Деньги у него были, на такой крутой тачке приехал, на каких лохи не ездят.

– Но описать ты мне этого человека можешь?

– Ну… он такой был из себя весь холеный, – принялся припоминать Ванька. – Кожаная куртка, на руках золото, на шее золото, часы тоже золотые. Очки.

– Одним словом, весь в золоте. А особые приметы у него были?

– Не-а, обычный мужик, гладкий только из себя больно. Я еще подумал, что такой целый день на работе надрываться не будет. А вот машина у него прикольная была. Белая такая вся и блестит.

– Белая? – машинально повторила Мариша. – И блестит? Погоди, как это блестит? Хромированная, что ли?

– Во-во. Бампер, колеса, ручки – все блестит.

– А номер? – заволновалась Мариша, которой эта белая машина с блестящими деталями показалась очень уж знакомой. – Номер ты на машине не приметил?

– Конечно, приметил. Я всегда первым делом на номер смотрю. Во-первых, прикольные часто встречаются. А во-вторых, сразу видно, кто хозяин у этой тачки. И у этого мужика крутой был номер. Триста и еще три буквы «А». Такой номер дороже самой тачки может стоить, точно вам говорю.

Ваня еще чего-то там рассуждал про то, какие бывают на машинах номера и что они могут сказать об их владельце, но Мариша все эти «Еду, как хочу» и прочие не очень слушала. Для нее было ясно основное. Мужчина, который поручил Ваньке припугнуть Лидию, ездил на той же машине, на которой ездил и Серж. И судя по описанию человека, давшего Ваньке это щекотливое поручение, это и был ее давешний знакомый – Серж.

Глава 6

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке