Вызываю огонь на себя (42 стр.)

– Один рассказывает другому, что хочет взять себе какую-то девушку, имя странное – Алекс.

– Что странного? Сюда столько европеек и россиянок в том числе с запудренными мозгами приехало, выбирай – не хочу.

– Но, говорят, есть одна помеха, по-моему, это так переводится.

– Что?

Лейтенант показал жестом – молчи, сам же продолжил:

– Второй сказал, а в чем проблема, эта помеха в комнате отдыха спит. Ступай и реши с ней вопрос. Первый: как решить? Его же утром при общей смене хватятся. Второй: скажем: пошел отдыхать и пропал. Сейчас нередко стали бежать из поселка. Позавчера четверо прошли через наши позиции и сдались неверным. Первый отказывается. Второй: дело твое. Так, разошлись.

Смирнов выглянул в окно.

Один боевик находился у первой установки, второй – у пятой.

Отпрянул от окна:

– И что из услышанного следует?

– То, что «Грады» охраняют трое. Двое скорей всего вышли на ночь. Несут службу двое, третий отдыхает, время смены неизвестно, но известно место, где находится третий. Тут проблем не будет. А вот чтобы оценить возможность подхода к штабу, надо перейти в соседний дом.

– Так, здесь на ликвидацию охраны «Градов» оставляем Соболя, в нужный дом пойдем вдвоем.

– Разумно.

– Вообще-то здесь и наводчик не нужен. Пусковые контейнеры заряжены, к ним взрыватели навесить, и можно рвануть без всяких бомбардировщиков.

– Но Северцов же об этом не знал. Да и мы не знали. И взрывателей у нас нет. К тому же главная цель – это штаб. Ликвидировав его, мы лишим боевиков управления. А что такое лишиться управления, ты лучше меня знаешь.

– Для спецназа это не особо актуально, у нас каждый может восстановить управление, взяв командование на себя. А вот в армейских частях потеря управления может иметь колоссальные последствия. Ну что, как будем проходить в соседний дом?

– По-моему, у нас один путь с улицы в обход этого дома.

– Главное, чтобы эти «духи» нас не увидели.

– Думаю, они продолжат разговор, а возможно, один из них решится убрать третьего. Если уж он хочет взять себе какую-то Алекс!

– Ладно, там видно будет. Значит, выходим в обход здания, откуда связываемся с Соболем.

– Ты командир подгруппы, тебе видней.

– Подожди, доложу Жилину.

– Давай.

Смирнов по индивидуальной станции вызвал командира отряда:

– Первый! Четвертый!

Ответ последовал тут же:

– На связи!

– Подгруппа в третьем квартале. В здании, во дворе которого стоят шесть установок «Град».

– Погоди, установки стоят на окраине?

– Не совсем, между первыми рядами брошенных домов.

– И населения в домах нет?

– Я же сказал, в брошенных.

– Ну, подробней.

Смирнов доложил обстановку.

– Это хорошо, – сказал Жилин, – операция начинается удачно.

– Оставляю на контроле за одной из целей Седьмого, с Арфой продвигаюсь к основной цели.

– Видишь, как это сделать?

– Здесь, Первый, все гораздо проще, чем на карте.

– В реальности всегда либо все проще, либо все сложнее. Жду следующего доклада из места укрытия и выдвижения Арфы-02 к главной цели!

– Да, Первый!

– Продолжаем работу, отбой!

– Конец связи.

Смирнов отключил станцию, кивнул Опарину:

– Пошли, Леня!

Офицеры спустились вниз и, применяя приборы ночного видения, двинулись вдоль дома к его торцу. Вышли к нужному месту, остановились, присев за вырванный и стоящий торчком лист металла, ранее служивший крышей входа в подвал.

Старший лейтенант вызвал прапорщика Соболя:

– Седьмой!

– Да, Четвертый!

– Что у тебя?

– Докладываю. Два вновь вместе, вновь о чем-то базарят. Сейчас они у пусковых контейнеров третьей слева установки.

– Принял!

Смирнов выглянул из-за угла. Двое часовых о чем-то оживленно говорили, стоя к нему спиной. Этим и воспользовались спецназовцы. Они перешли в соседний дом. Там было так же пусто, как и в первом. А с противоположной стороны открывался отличный вид на бывший ресторан, сейчас – штаб командующего формированием ИГИЛ в Таре Фераза аль-Ахдара.

Опарин внимательно осмотрел местность.

– Сбоку от штаба – неработающий фонтан. Вся его прелесть в том, что сохранилась статуя каскада и высокие борта. Отсюда добраться до фонтана, от фонтана – к зданию. Это метров по тридцать.

Смирнов, находившийся рядом, проговорил:

– Нам не виден центральный вход.

– А он и не нужен. Главное, что со стороны двора те же двое часовых. Правда, эти несут службу не в пример тем, что у «Градов». Как положено. Один ходит вдоль северной стены, второй – вдоль западной. Сходятся – расходятся.

– И хрен с ними, Леня, я их, когда сойдутся, из «Винтореза» тихо двумя выстрелами уложу.

– Надо только посмотреть, в каком режиме организована служба и нет ли наблюдателей в штабе. А то снимем часовых, а на втором или третьем этаже сидит боевик и смотрит за всей видимой частью квартала.

– Этого обнаружим. Если есть, как-нибудь проявит себя.

– Точно так, Боря! Первый «маяк» я поставлю здесь у «Градов» и только потом пойду к штабу.

– Почему не наоборот?

– Штаб как цель – гораздо сложнее. Там наверняка есть сюрпризы, которые придется снимать. Не может так беспечно охраняться штаб и место нахождения самого командующего.

– Почему? Здесь ему ничего не угрожает. Отряды на позициях, везде патрули, в здании чуть не полроты охраны, наверняка имеется подвал и предусмотрены пути отхода. А возможно, в штабе аль-Ахдара и нет. И это мы никак не проверим.

– Наша задача – уничтожить штаб, но я начну работу с «Градов». Если не удастся уничтожить штаб, это полбеды, а вот если батарея «Град» ударит по наступающим войскам, это как минимум сотни убитых и раненых солдат и офицеров.

– Ты наводчик, тебе решать. Моя задача – обеспечить твою работу.

Опарин улыбнулся:

– Вот и обеспечивайте, товарищ старший лейтенант.

– Докладываю решение Жилину, он вместе с Северцовым рассудит, что важнее.

– Согласен.

Смирнов вызвал командира группы:

– Первый! Четвертый!

– Да, Четвертый!

– Мы с Арфой-02 в здании, откуда Арфа может провести работу по главной цели.

– Хорошо.

– Но Арфа предлагает сначала отработать цель «Грады»!

– С чем связано это решение?

– Сами поговорить с ним не желаете?

– Давай.

В разговор по своей станции вступил авианаводчик. Он объяснил причину принятого решения.

– Хорошо, – сказал Жилин, – я доложу о решении Кедру. После чего будет уточнена задача.

– Да, Первый!

– До связи!

Опарин прошел к стене.

Смирнов продолжил наблюдение. Часовых у штаба поменяли в два часа. Из этого следовало, что караул несет службу в обычном режиме и следующая смена произойдет в 4.00.

Он оповестил об этом авианаводчика.

Тот кивнул:

– Значит, в три сорок работаем по «Градам», в четыре десять пойду к штабу. Ты же по моему сигналу снимешь часовых.

– Сделаю, но сначала давай дождемся решения Жилина и Северцова. Они вполне могут определить первой целью штаб.

– Дождемся. Эх, тоска какая-то, Боря.

– Тоска? С чего. Вспомнил кого-нибудь?

– Нет, просто вдруг стало тоскливо.

– Может, предчувствие какое?

– Да нет. Но тоскливо и… тревожно!

– Это часто, когда ждешь. Начнем работу, все встанет на свои места.

– Ты прав! – И добавил: – Может быть!

Глава десятая

Майор Жилин вышел на связь в 3.00:

– Четвертый! Первый!

– Да.

– План Арфы-02 принят. Работать по нему.

– Понял. Работаем по плану Арфы-02.

– Но только по моей команде.

– Есть.

– Все, до связи!

Жилин, находившийся в квартире Тихоновой, конкретно на кухне, окно которой было завешано плотным одеялом, смотрел то на карту, то на связиста сержанта Сторского.

Смирнов и Опарин доложились. Прошел доклад и от старшего лейтенанта Курко. Авианаводчики во втором и третьем квартале были готовы к работе. А вот самая крупная подгруппа во главе с капитаном Туренко, вышедшая в район седьмого квартала, до сих пор молчала.

Дважды выходил на связь Северцов. Дважды Жилин докладывал обстановку, и дважды он ничего не мог сказать командиру отряда о подгруппе капитана Туренко. В 0.10 майор попытался вызвать капитана, но станция заместителя передала сигнал отсрочки переговоров. То же самое в 1.10. Жилин начал проявлять беспокойство. Стрелки часов миновали три часа. Это критическое время.

Сержант Сторский предложил:

– Попробуйте еще раз вызвать Туренко.

– Попробую. Скажи, станция не могла выйти из строя и переключиться автоматически на режим передачи сигналов ожидания?

– Станция Туренко могла выйти из строя, но тогда не проходил бы и сигнал отсрочки. Возможно, произошел сбой, о котором мне неизвестно, но этот сбой не мог произойти у всех наших ребят и у авианаводчиков. Попытайтесь выйти на связь с ними. Или разрешите это сделать мне.

– Не надо, я сам.

Жилин вновь вызвал Туренко:

– Второй! Ответь Первому!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке