Взлет «Стрелы» (56 стр.)

Тема

Тут же прошел вызов командира отряда наемников Быкова.

— Генерал, нас атаковали с запада!

— Я это уже понял. Каковы атакующие силы и что им удалось сделать?

Бывший подполковник доложил:

— Прорваться, обесточив проволоку периметра ограждения, на территорию объекта, сняв часовых, занять позицию западного поста, выбить наших людей на пункте управления ПВО и, что самое прискорбное, проникнуть к «дьяволам»! Думаю, «спецы» уничтожили внутреннюю охрану ангаров № 5 и 6 и восстановили защиту комплексов от несанкционированных пусков!

Самаранов взорвался:

— Думаешь? А есть чем думать, Бычара ты хренова? Почему «спецы» смогли прорвать оборону? И почему до сих пор твои люди не сделали из них решето?

Быков, не обращая внимания на раздраженный тон отставного генерала, объяснил:

— Оборона не предполагала прорыва сил противника со стороны болот! И вы утверждали схему охраны объекта. Это во-первых! Во-вторых, для того чтобы предпринять эффективные контрмеры, необходимо оценить обстановку и поднять штурмовые группы. Сейчас мы готовы к бою!

— Так какого хрена медлишь? Бросай все силы на спецназ!

Но Быков возразил:

— Это было бы ошибкой!

— Что?

— Немногочисленная группа спецназа может иметь только следующую задачу: захватить ангары, а соответственно и комплексы, восстановить систему защиты ракет и оттянуть на себя как можно больше наших сил. «Спецам», кроме работ в ангарах, отведена роль проведения отвлекающего маневра. Главного удара, который может смести нас, следует ожидать со стороны дороги, ведущей от мотострелкового полка!

Самаранов немного успокоился:

— Что предлагаешь?

— Группы Лепко и Зудина бросить на спецназ. Применить против него зенитную установку «шилка» и одну из БМП. Сняв внешние позиции «спецов», вновь овладеть ангарами и снять блокаду с ракет. Силами моей группы, а также подразделениями Журова и Коровко прикрыть северное направление. С задачей отбить первый и скорый штурм объекта с того направления. Как только «дьяволы» вновь будут в наших руках, войскам придется отойти. Но до этого предстоит принять бой!

Бывший командующий согласился:

— Хорошо! Лично ты займись ангарами и спецназом. К тебе подойдет Табанов. Отражением атаки с севера займется Федин!

Вышедшие в это время в командный отсек командиры корпуса и ракетного дивизиона слышали приказ.

Самаранов добавил:

— Федин выйдет к центральному выезду сам. Табанову обеспечить встречу с тыла командного пункта. И быстрей разберитесь мне с проклятым спецназом.

— Принял! Выполняю!

— Выполняй!

Самаранов отключил связь. Взглянул на ближайших подельников:

— Ну что застыли, как идолы? Приказа не слышали? Вперед на объект!

Федин с Табановым тут же удалились.

Самаранов ударил кулаком по пульту.

«Так, значит, господин Шутилов? Решил взять Самаранова на дешевый понт? Разыграл серьезность намерений правительства. А сам подлянку готовил? Ну ничего, сука высокопоставленная. Сейчас парни Быкова разберутся с твоим спецназом. А потом, Владимир Александрович, я тебе не завидую! Вы все, падлы, на себе испытаете, что такое ядерный удар. Получите сполна! Разговоры кончились. Скоро начнется ад! И выжившие в этом аду на коленях приползут ко мне! Сюда!» Самаранов нервно закурил.

В это время экипаж ЗСУ-23-4 «шилка», как и БМП-2, прикрывавшей временный штаб руководства мятежников, получил приказ выйти на удобные позиции и расстрелять из скорострельных пушек и пункт управления ПВО, и всю зону за ангарами № 5 и 6. Группе Лепко Быков приказал после массированного обстрела зачистить территорию за ангарами с северного фланга, группе Зудина с правого и овладеть ангарами. Журову вместе с Табановым вновь снять блокаду ракетных комплексов.

Бойцы спецназа ждали ответного штурма.

Лебеденко, следивший за мобильной зенитной установкой, воскликнул, обратившись к командиру двойки:

— Мамай! Похоже, бандюки решили применить против нас «шилку».

Капитан ответил:

— Слышу. Завели движок. Гремит, как вертолет! Им надо развернуть установку и подойти к нам поближе, чтобы накрыть огнем всю территорию за ангарами. Готовь «муху». Как только «шилка» выйдет ближе к нашему периметру – жги ее. Куда бить, знаешь!

Лебеденко раскрыл телескопическую трубу гранатомета:

— Знаю!

Забросил «муху» на плечо, удобнее устроился в бетонном окопе.

Экипаж ЗСУ-23-4 развернул гусеничную махину, и та медленно выехала на позицию обстрела. Счетверенные стволы опустились для ведения огня по наземным целям. В это время Лебеденко пустил гранату. Кумулятивный заряд прожег металл поворотной плиты и взорвался внутри башни, вызвав детонацию боеприпасов установки. Прогремел мощный взрыв, и башня «шилки» накренилась назад, задрав бесполезные уже скорострельные пушки. Вихрь пламени вырвался из пространства между башней и корпусом установки. ЗСУ была уничтожена. Внутри сгорел и экипаж.

Мамаев похвалил напарника:

— Молодчик, Андрюша! Держи рядом еще гранатомет и приготовь автомат. Теперь с нашего фланга пойдет живая волна противника! Боевикам надо прорваться в ангары. Вот только хрен что у них выйдет, так, Андрюша?

— Точно так, капитан!

Мамаев вызвал Вьюжина:

— Стрела-1, я – Стрела-2! Ответь!

— На связи!

— Нами уничтожена самоходная зенитная установка «шилка»!

— Отлично! Готовьтесь к штурму пеших сил!

— Всегда готовы!

— Посерьезней, Стас. На вас может навалиться волна рыл в тридцать!

— Отобьемся!

— Не сомневаюсь! Если что, я из пулемета поддержу.

Капитан спросил:

— Как дела у Буракова?

Майор ответил:

— У него не так успешно! В ангаре получил тяжелое ранение Михайлов. Его жизнь в опасности. Пришлось перебрасывать туда 33-го. Так что третий остался на позиции один, и на него, смотрю, выходит БМП.

— Я не вижу ее!

— Она за ангаром № 5. Может смести пункт ПВО, а вместе с ним и Бурлака!

— Пусть применяет гранатомет!

— Разберемся! Ты свой фланг держи!

— Держу!

Не успел Мамаев перевести станцию в режим приема-передачи, как на позицию первой двойки пошла атака двойной цепи наемников. Лебеденко открыл огонь. К напарнику присоединился и Мамаев. Прицельной стрельбой «спецам» удалось заставить боевиков залечь. Те применили гранаты. Наступательные «РГД» веером полетели в сторону бетонного окопа. Капитан крикнул напарнику:

— Вниз!

Офицеры скрылись в траншее. Прогремели взрывы, над позицией просвистели осколки. Мамаев тут же поднялся. Вовремя. Боевики продолжили атаку. Но вновь попали под очереди спецназовцев. Лепко пришлось отдать команду своим наемникам отходить. Раненых с собой не взяли. Те остались кричать от боли метрах в тридцати от окопа Мамаева и Лебеденко. Капитан дал очередь в спины отходящему противнику, чьи шеренги заметно поредели.

Сложнее складывалась обстановка на северном фланге. БМП-2 с группой подчиненного Зудина вышла почти вплотную к бывшему пункту ПВО дивизиона и тут же открыла огонь из пушки, круша здание. Но Бураков имел достаточный опыт боевых действий, чтобы просчитать всю невыгодность своего положения и отойти из здания в такую же, как у Мамаева, бетонную щель, между пунктом ПВО и собственно установкой «рапира». Этим действием капитан ставил себя в опасное положение. Ракетный зенитный комплекс имел свою охрану, готовую ударить по нему из стрелкового оружия с тыла, но другого выхода у капитана не было. Впрочем, на Буракова работал фактор неожиданности принятия подобного решения, серьезное укрытие и солидный запас боеприпасов. Дождавшись, когда боевая машина пехоты прекратит огонь, Бураков развернул два комплекса «муха». И, поднявшись над траншеей, первой гранатой поджег БМП, а затем, развернувшись, из второго гранатомета ударил по «рапире», которую буквально разорвало мощным взрывом зенитных ракет. Этого боевики никак не ожидали и в результате не успели среагировать на действия капитана спецназа. Бураков же, не теряя ни секунды, открыл по ним огонь из автомата. Слева его поддержал пулемет командира группы. Перекрестный огонь сделал свое дело. Наемники Зудина полегли возле горящей машины пехоты почти все, включая и бывшего капитана Советской армии Илью Зудина, получившего сполна за предательство.

Табанов, не имевший никакого боевого опыта, побежал к высоте с продолжавшими кружиться локаторами «паутины». Бураков, прицелившись, очередью перебил оборотню ноги. Что-то подсказало спецназовцу – этого противника убивать не стоит. Офицер поступил так, как подсказала интуиция.

Вышедшие ко второму рубежу безопасности танки «Т-80» батальона мотострелкового полка остановились. Комбат танкового подразделения спрыгнул с брони передней машины. К нему подошел командир полка. Танкист указал на лес, откуда слышались взрывы и плотная автоматическая стрельба. Он обратился к начальнику:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке