Повелители слёз (53 стр.)

Тема

Ксюша, доселе взиравшая на этот бардак, решила вмешаться:

- Хватит! Прекратите оба! Похоже, ты и вправду Гуннульв, вы обычно так и ругаетесь. А ну, все замолчали, сейчас разбираться буду. Ты, Эли, повернись, он уже прикрылся.

Элиана развернулась, но обиженное выражение с лица не стерла.

- Я правильно понимаю, что ты, - Ксюша внимательно посмотрела на парня, - помнишь, что вчера было?

Прежде чем ответить, Гуннульв на пару секунд задумался.

- Помню, - кивнул он. - До того момента, как мы пить втроем начали.

- Ой, мама, - Элиана, осознав, наконец, что получилось из ее колдовства, сползла по стеночке на пол.

- Маму пока не надо, - хмыкнула Ксюша. - Пошлите завтракать, а там разберемся, чего вчера было и как это расхлебывать. Только, мой бывший мохнатый друг, не ходи в таком виде в столовую.

- А что мне надеть-то? - удивился парень. - У меня ж нет одежды никакой.

- А ты ночью в чем был?

К Ксюшиной неожиданности Гуннульв слегка покраснел.

- Понятно, - вздохнула девушка. - Сейчас принесу одежду, думаю, кого-нибудь из братьев размер тебе подойдет.

И добавила, уже из коридора:

- Не умела пить, нечего было начинать!

Когда Гуннульв оделся, а завтрак был торжественно водружен на стол, Ксюша попыталась выяснить, чем же все-таки закончился ее день рождения. Сделать это было сложно, потому как Элиана дулась на Гуннульв, а тот намеренно ее подначивал, чем весьма осложнял ситуацию. Но добиться от него в таких условиях ничего нельзя было.

- Если не прекратишь себя так вести, отберу завтрак, - наконец пригрозила Ксюша, когда Гуннульв в очередной раз прошелся по поводу прически Эль, чем заставил ее покраснеть от злости.

Он замер.

- Точно отберу, - подтвердила девушка. - Ты теперь не мохнатый, так что разжалобить не получится.

- Ага, как же, не мохнатый, - буркнула Эль. - Вон, ноги волосатые. И на башке бардак!

- Сама-то! - возмутился тот.

- Что "сама"?!

- Да прекратите вы уже! - Ксюша устало потерла глаза. - Ребят, я вам скажу неприятную вещь: если наши родители узнают, что мы натворили, то не только Гуннульв обратно превратят, но и нас на шапки пустят. Вам оно надо?

- Я не хочу превращаться обратно! - возмутился Гуннульв. - В человеческое тело больше еды влезает!

- Ты хоть о чем-нибудь, кроме еды, думать можешь? - спросила Ксюша.

- Могу, - ухмыльнулся парень, - но Эль о таком еще рано слышать.

Он ловко увернулся от солонки, и та со звоном разбилась, ударившись о стену.

- Ну вот, - Гуннульв вздохнул с притворным разочарованием, - мало того, что соль рассыпала, так еще и разбила любимую солонку Сольвейг. А она ее сама расписывала!

- Я в следующий раз в тебя чайник кину! - прошипела Эль. - Горячий!

- Вы издеваетесь?! - Ксюша, кажется, готова была сползти под стол. - У меня голова болит! А вы вздумали опять перепалку устраивать. Гуннульв, радость моя, я понимаю, что ты жаждешь отомстить за те времена, когда тебя Эль за шерсть дергала и в бассейн пихала, но...

- Кста-а-ати! - протянул Гуннульв. - Ну, ты у меня дождешься!

Элиана довольно резво для девушки, страдающей похмельем, выскочила из-за стола и рванула в холл. Гуннульв, не слушая криков Ксюши, бросился за ней.

Девушка, снеся по дороге одну из Аниных ваз, выскочила в коридор, ведущий к прачечной и бассейну. В бассейн решила не бежать, ибо купаться в принудительном порядке как-то не хотелось. Поэтому, остановив выбор на прачечной, Эли заскочила внутрь, погасила свет, прикрыла дверь и затаилась, опасаясь даже дышать слишком громко. Она слышала, как Гуннульв осторожно крадется по коридору, проходит мимо прачечной, открывает двери, ведущие в бассейн...

- Ага! - он резко распахнул дверь прачечной.

Эли взвизгнула и отпрыгнула к стене. Уперлась спиной в шкаф с постельным бельем и полотенцами и свирепо глянула на Гуннульв.

- И что? Будешь дергать меня за волосы? - осведомилась Элиана.

- Зачем? - удивился парень. - У тебя есть более интересные предметы для...дергания.

- Уши не дам! - рявкнула девушка. - Отстань от меня! Ксю-ю-юха! Я в ловушке! Спасай боевую подругу!

- Сама выкручивайся, - донесся откуда-то издалека голос подруги, - я его не превращала. И за шерсть, кстати, не дергала.

- Ну? - усмехнулся Гуннульв. - Будем продолжать себя так вести? Или попробуем поиграть в хорошую девочку?

Элиана рассмеялась.

- Я бы посмотрела, как ты играешь в хорошую девочку!

И тут же осеклась, потому что парень прижал ее к шкафу своим телом и наклонился так низко, что она даже чувствовала его дыхание на своем лице.

- Ты что, правда, мстить будешь? Я же играла! - Элиана удивленно смотрела на того, кто еще сутки назад был маленьким меховым комочком.

- Играла? Вот и я немного поиграю.

Он наклонился, поцеловав девушку. Та в первое мгновение была настолько ошеломлена, что позволила себя обнять и вдруг оказалась прижата к телу парня. Глазки Эль закрылись, а руки почему-то, вместо того, чтобы врезать как следует возмутителю спокойствия, предательски дрожали. Крылья дрогнули от его прикосновения. Поцелуй уже не был игрой, такие игры известно, чем могли закончиться.

Эль, наконец, взяла себя в руки. Дернулась с такой силой, что ударилась головой о полку, очень неприлично выругалась и сползла вниз, потирая место, где обещала вскочить приличная шишка.

- Мне не нравятся такие игры! - буркнула девушка откуда-то снизу.

Гуннульв вздохнул и помог ей подняться.

- Я же пошутил! Ты обиделась?

И с надеждой заглянул в лицо.

- Да! Я обиделась!

- Эль!

- Что?!

- Я же пошутил! Мы же друзья!

Элиана хмуро посмотрела на Гуннульв.

- Когда ты был меховым шариком, с тобой было легче общаться.

Парень отмахнулся.

- Да прекрати ты. Я просто еще не привык. Не Ксюху же мне целовать, она ж моя родственница!

От удивления Элиана даже забыла про обиду.

- Ксюха - твоя родственница?!

- Ну, да, - Гуннульв пожал плечами. - Я монстром-то после смерти стал. А до того был человеком, вот таким вот примерно. И Вилдэр фактически - мой дальний родственник.

- Обалдеть!

- Не проси рассказать ничего, - вздохнул парень. - Я почти и не помню ту жизнь.

На секунду Эли даже стало его немного жаль. И ведь правда: превратила в человека, а теперь-то что делать? Не обратно же превращать! Как вообще она до такого додумалась?

- Эй! - раздался вопль Ксюши. - Вы там чего притихли? Уже поубивали друг друга? А ну, выходите! Я все еще жажду разборок!

- Идем?

Гуннульв протянул Эли руку. Во взгляде его не было ни насмешки, ни ехидства, а потому Эль немного нервно, но уверенно подала ему ладонь и, почувствовав себя спокойнее, нахмурилась.

- О, вы помирились, - хмыкнула Ксюша, увидев, как Гуннульв и Эль выходят из прачечной. - Здорово. Ну что, будем обсуждать сложившуюся ситуацию?

Они уселись в гостиной. Ксюша приготовила кофе, Гуннульв опять что-то ел, а Эль как будто бы притихла, то ли смущенная, то ли еще что...

- В общем, вы вчера выпили, - начал Гуннульв. - И пошли колдовать. Вернее, на любовь себе гадать.

- Это я помню, - влезла Эль.

- Вот и рассказывай, раз помнишь, - резво откликнулся Гуннульв.

- Опять? - вздохнула Ксюша. - Я сейчас напьюсь!

- Все, молчу, - хихикнула Эли.

- Где вы свечи нашли, я не знаю. Очевидно, остались после какой-то вечеринки, потому что они были разноцветными и в блестках. Но вас это не смутило. В общем, сначала ты, Элька, решила подсобить подруге в любовных делах. Заставила ее написать записку с качествами, которые она хотела бы видеть в любви всей своей жизни, чего-то там намудрила с заклинанием - я не слышал - а итогом стал вот этот кулон на ее шее.

- И что он означает?

- Насколько я понял из заклинания, он...м-м-м... "консервирует" твои чувства до определенного момента.

- До какого момента? - опешила девушка.

- Пока ты свою любовь не встретишь, - ответил Гуннульв. - Настоящую. До тех пор влюбиться не сможешь, а вообще, скорее всего, даже отвращение будешь испытывать. Я не все понял: Эль читала очень быстро, но вроде как это индикатор. Когда наступит определенный момент, он изменит цвет.

Все замерли. Ксюша переводила взгляд то на Гуннульв. То на Элиану.

- Эль! - наконец выдохнула она. - Ты чего наделала?! А если эта "любовь" мне вообще не встретится?! А если он будет психом каким-нибудь?! Или маньяком?!

- И дались вам эти маньяки, - пробормотал Гуннульв.

- Или еще кем-нибудь хуже!

- Хуже маньяка?

Эль сидела, явно пораженная услышанным. Кажется, такого она не ожидала даже от самой себя.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке