Анюта (2 стр.)

Тема

— Ладно: Завтра в девять — вот тот подъезд, третий этаж, 54-я квартира. Меня зовут Ира. — и резко повернувшись, ушла.

Я медленно натянул джинсы. Как дождаться этих девяти?: Повернувшись, я медленно побрел к выходу со школьного двора. Вдруг мое внимание привлек быстрый цокот каблучков. Профессиональное чувство не мог-ло меня обмануть- шла девчонка. Взрослые женщины так не ходят. Девчонка с парнем тоже так быстро не семенят. Скорее всего, девчонка хотела побыстрее пересечь опасную зону. Я чисто инстинктивно шагнул в тем-ноту.

Да вот же она! Тоненькая фигурка, длинные волосы: Я видел только силуэт, но он был достаточно привлекателен. Если бы не только что состоявшееся приключение, я бы обязательно воспользовался ситуаци-ей. Но сейчас как-то не хотелось: После хорошего коньяка пить плохое пиво — глупо! Может, просто поговорить, потрепаться? Но я не успел.

Из противоположных кустов на дорожку вдруг шагнула тень. Мужик! Взрослый, блин- сразу видно. Да он же голый! Вот это да! Еще один эксгиби? Девчонка остановилась, как вкопанная. Он тут же начал что-то бормотать насчет "Посмотри, какой член.." и т.п. Да это же: я практически! Хоть посмотреть на ситуацию со стороны. Девчонка, естественно, тут же дернула с места событий. Мужик, как ни в чем ни бывало, шагнул назад в кусты. И не удирает никуда! Орел:

Но девчонку надо догнать. Я вышел на дорожку и быстро потопал вдогонку. То ли мужик плохо видел и принял меня еще за одну девчонку, то ли ему и мальчики подходили — я не знаю. Но он выскочил такой же голый и передо мной. Я опешил.

— Тьфу ты, пацан: — разочарованно процедил мужик. Я заинтересованно посмотрел в область его члена. Мне было интересно, как я-то выгляжу в аналогичной ситуации. Да, мне в следующий раз придется выбирать места посветлее — а то так видно только, что голый, а на месте члена — какое-то темное пятно. Так никто мной не заинтересуется. Хотя Ира: или тетя Ира?

Мужик, неправильно восприняв мой интерес, удивленно посмотрел на меня.

— Ты это: Педик, что ли? — но в голосе его было больше заинтересованности, чем разочарования. Пе-диком я не был, и поэтому, чтобы им не стать (а, кажется, мужик был готов мне в этом посодействовать), усиленно замотал головой и сначала боком, а потом прямо ускорился к выходу со двора.

Девчонки уже нигде не было видно, и я остановился у ворот, оглядываясь по сторонам. Случайно оглянувшись, я увидел, что мужик, уже одетый, идет в мою сторону. Ну нет, мой милый! Я еще к этому не готов! А тут как раз я заметил тоненькую фигурку на той стороне улицы. Прощай, дядя, у меня другие планы. И я быстрым шагом двинулся за девчонкой. По идее, она должна обойти школьный двор теперь уже по улицам. Вот там мы и встретимся: А тетя Ира? Тетя Ира подождет, до девяти еще далеко…

— 3

Увидев возбужденный член, Анюта понятливо шагнула в мою сторону.

— Стой на месте, — приказал я. Она послушно остановилась в метрах трех от меня. Я взялся рукой за член и начал сначала медленно, а потом все быстрее водить вверх-вниз. Анюта заинтересованно смотрела.

— Я что-то должна делать? — тихо спросила она.

— Нет: — прохрипел я. — Просто стой и смотри: — а сам пожирал глазами ее тело. Она стояла в пол-оборота, откинув плечи чуть назад и выставив вперед колено. Модель хренова: Потом шагнула в мою сторону и начала гладить меня по бедру, потом по животу, груди: В глазах у меня уже стоял туман. Но члена она не касалась, предоставляя мне самому демонстрировать искусство онанизма. Тонкие руки, казалось, были на всем моем теле. Я резко схватил ее за кисть, притянул и положил себе на член, а сам обхватил поверх ее руки и продолжил еще в более бешеном темпе, изо всех сил помогая себе тазом.

Наконец я бурно кончил, сделал еще несколько резких движений, и выпустил ее руку. Анюта последний раз провела ладонью по бедру и опустила руку. Я тяжело дышал.

— Пойдем? — спросила Анюта. Я кивнул. В горле пересохло, как после тяжелой физической работы. Мы снова тронулись в путь. Анюта все время оглядывалась на меня, стреляя глазками (а это она умела!). Вдруг она остановилась.

— Теперь ты стой: И смотри!

Усевшись на высокий камень, Анюта раздвинула ноги, и подсунула ладони под бедра с внутренней сто-роны, так что ее оба больших пальца оказались у влагалища. Ноги ее еле доставали до земли, и она почти стояла. Склонив голову набок, Анюта наблюдала за собственными пальцами. Рот ее приоткрылся:

Сначала она внешней стороной ногтей начала водить по половым губам, всё более возбуждаясь, потому что влагалище ее начало раскрываться, как бутон цветка в ускоренной съемке. И вот оно из узкой щели пре-вратилось в: ну бутон он и есть бутон, раскрытый и влажный. Тут левая рука ее чуть-чуть поднялась и пальцы легли на клитор, а средний палец правой руки скользнул вовнутрь. Анюта тихо застонала и откинула голову назад. Мастурбировала она красиво, с вдохновением — видно, что часто этим занималась, и это дос-тавляло ей удовольствие. Она начала постанывать и при каждом введении пальца подаваться телом вперед. Поцарапает же себе задницу об камень-то!

Такое зрелище не могло не возбуждать, но я твердо решил, что трахать ее не буду. А лучше я сделаю вот что:

Я подошел к ней вплотную и стал на колени. Руками взявшись сначала за колени, я провел вверх по внутренней стороне бедра до паховых сухожилий, подведя большие пальцы под них, а ладонями уперевшись в те места, где лобок перетекал в бедра. Таким образом, мои пальцы оказались под ее ладонями. Я начал по-тихонько поднимать руки, отталкивая ее руки в стороны. Когда руки разошлись достаточно широко, я подался головой вперед, и прильнул ртом к раскрытому влагалищу. Анюта дернулась, как под током и вскрикнула. Но тут же застонала, подалась вперед, и я почувствовал, как ее лобок прильнул к моему лицу. Я нащупал губами клитор и жадно впился в него. Потом отпустил и кончиком языка сначала слегка подразнил, потом провел по кругу. Сверху, над моей головой раздавалось приглушенное мычание. Оторвавшись на секунду, я взглянул вверх. Анюта закусила губу, задрала голову кверху и тихо стонала на одной ноте. Я опять начал сосать клитор. Сока в ней было столько, что я сглатывал чуть ли не каждую секунду. Вокруг рта тоже было уже мокро. Я вцепился ей в ягодицы и прижимал к себе. Анютины пальцы впились мне в затылок.

Наконец ее стон стал выше, начал прерываться, и она заорала во весь голос. Ногти сжались так, что, казалось, воткнулись мне в мозг. От боли я тоже заорал, вскочил и заткнул Анюте рот рукой. Она по-валилась спиной на камень, и потянула меня за собой. Я завалился сверху.

Если бы кто увидел нас сейчас со стороны, то вопросов бы не было: типичное изнасилование. Голая девушка лежит на спине, извивается и орет, а я лежу на ней (опять же голый, с торчащим членом) сверху, затыкаю рот и пытаюсь удержать. Но дальше все развивалось по другому сценарию: Анюта на секунду затихла, и, когда я ослабил хватку, вырвалась, и, чуть не свалившись с камня, немыслимо изогнувшись, накинулась ртом на мой член и начала сосать его с такой силой, что я начал опасаться за его сохранность.

Левую руку она пропустила между ног и схватила за меня зад. И вдруг я почувствовал, что тонкий палец потихоньку проникает мне в задний проход. От неожиданности я резко подался вперед, тем самым за-гнав член Анюте чуть ли не до гланд. Она удивленно замычала, но так и застыла, прекратив фрикции. Зато палец вернулся на свое место и все-таки вошел в меня. Когда она начала им осторожно вращать, я почувствовал, что могу сейчас потерять сознание. Головой Анюта не шевелила, двигая одними губами, но находились они у самого основания моего члена. Господи, как и влез-то?:

Анюта прекратила вращение пальцем и почти вынула его из меня. Тут же к нему присоединился второй, и уже двумя пальцами она начала водить взад-вперед. Одновременно Анюта ослабила хватку ртом, и в такт пальцам начала сосать. Господи, меня же трахают! Но почему-то я не против: Одну руку я положил Анюте на затылок, а вторую — на ту руку, которая меня трахала, и начал усиленно помогать. Видно, потенция моя порядком поистощилась, потому что кончал я довольно долго. Наконец я задергался, не зная, в какую сторону подаваться: то ли членом, то ли задницей. Потом так и застыл с членом во рту (в Анютином, естественно), и пальцами в заднице (моей). Осторожно вынув и то, и другое, я опустился на землю, обессиленный.

Идти еще оставалось часа два…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке