Волны любви

Тема

Аннотация: Красавица Марианна Харпер согласилась стать женой капитана Адама Стрита скорее с отчаяния, чем по зову сердца, ибо в душе девушки еще слишком свежа была память о первой любви – любви, которая завершилась трагедией. Но Адам полюбивший Марианну с первого взгляда, готов приложить все силы, чтобы излечить ее раненое сердце горячими волнами нежности и страсти...

---------------------------------------------

Патриция Мэтьюз

ШТОРМ

Волны вздымаются – падают вниз.

С грохотом бьются о берег скалистый.

Дюны – взгляни – желтые, чистые.

Чайки о тучи колотятся мглистые,

Ветра разносится визг.

Ветром отчаянным небо исхлестано,

Море взирает на небо – не поздно ли?

Время еще ль бушевать?

Пена и брызги сливаются в шторме,

Море бунтует, чернеет – да что ему?

Волны срываются вспять.

Краски небес покрываются серым,

Чаек уносит куда-то на север, —

Буря решилась восстать.

Долго молчала частица души,

Ныне – свободна. Бунтует и дышит.

С сердцем неистово бьется.

Душу сжигает неистовым пламенем,

Страстью, как жаром, мысли оплавлены,

Страстью, горячей, как солнце.

Буря стихает – чайки резвятся,

Сердце готово уже разорваться,

Разум спокойствия ищет.

Солнце садится. Ясное небо.

Вспышки пылавшей – словно и не было,

И в сердце – все тише и тише [1] .

Патриция Мэтьюз

Часть первая

1840 год

Аутер-Бэнкс и Бостон

Глава 1

Ветер, подхватив пригоршню холодных соленых брызг, злобно взвыл и швырнул их в Марианну. Съежившись, она втянула голову в плечи. Поплотнее закутавшись в свое просторное мужское пальто, она поспешно отвернулась, подставив ветру спину.

Руки, хоть и были в карманах, совсем заледенели, а ноги, пусть даже и обутые в тяжелые сапоги, нещадно ломило от холода.

Шторм разразился ближе к вечеру. Ветер, вздымая огромные рваные волны, швырял их на остров Аутер-Бэнкс, словно хотел стереть его с лица земли. Неистово завывая, вихрем несся он по песчаному берегу.

Если уж внутри хижины было плохо – крыша протекала, а жестокий ветер проникал даже сквозь самые крохотные щели, заставляя дрожать от холода, – то снаружи, на объятом бурей побережье находиться и вовсе казалось сущей пыткой. Марианна давным-давно сбежала бы, если бы не страх перед Иезекиилем Троугом и его головорезами.

Со стороны бушующего моря послышался пронзительный звон корабельного колокола. Отчаянный и безнадежный.

Марианну на миг охватило острое чувство жалости к этим несчастным, что через несколько минут разобьются о скалы. Обычно она старалась не забивать голову такими мыслями, но иногда это было выше ее сил. Стоило ей закрыть глаза, как она видела гибнущий корабль и слышала ужасные крики тонущих людей. А если даже они и не утонут, их добьют люди Иезекииля Троуга. Они никого не оставляют в живых. Они безжалостнее и страшнее бушующей вокруг бури.

Марианна вздрогнула, представив, что сделал бы Иезекииль Троуг, если б вдруг узнал ее тайные мысли, – он бы избил ее до полусмерти, а то и хуже. И все равно то, чем они занимаются, – просто ужасно. Они погубили стольких людей!

Нередко ломала она себе голову над тем, как удается Иезекиилю Троугу почти безошибочно узнавать, когда именно мимо Аутер-Бэнкс должен пройти корабль. Словно какие-то злые духи нашептывали ему об этом. Подумав об этом, Марианна задрожала от страха. А что, если эти духи подслушают, о чем она размышляет? Нет, лучше об этом не думать.

Марианна осторожно выглянула из-за скалы, за которой она пряталась от пронизывающего ветра. Футах в двухстах к югу по побережью завесу из поднятого бурей песка и морских брызг прорезал мерцающий желтый свет. Это под яростными порывами ветра раскачивался огромный фонарь, наполненный китовым жиром.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке