Феномен эмиграции

Тема

---------------------------------------------

Шафаревич Игорь

Игорь Шафаревич

      Наша страна, очевидно, переживает сейчас один из поворотных, роковых моментов своей истории. Ближайшие несколько лет решат, вероятно, ее будущее на многие годы, а может быть, и вопрос ее существования. Нет нужды перечислять зловещие явления, возникшие в экономике, экологии, отношениях между нациями. Они хорошо известны и привели ко всеобщему убеждению в неизбежности коренных изменений жизни, к идее "перестройки". Но к ним прибавляются не меньшие опасности, связанные с самим процессом перестройки. Любой организм в период радикальной перестройки становится менее устойчивым, резко понижается его сопротивляемость. Распадаются старые структуры, хоть и плохо, но еще функционировавшие, а новые на смену им создаются далеко не сразу. В подобный период разрушительный внешний импульс, в обычных ситуациях легко преодолимый, может оказаться роковым. Один такой фактор, не раз в критические моменты оказывавший разрушительное воздействие на жизненный уклад многих стран в различных исторических условиях, я и хочу обсудить в этой статье.      Речь идет о явлении эмиграции. Конечно, далеко не всегда эмиграция действует разрушительно. Например, этого нельзя сказать об эмиграции из Англии в колонии, В период социальных катаклизмов и революций эмиграция приверженцев свергнутого "старого режима", бегущих, как правило, чтобы спасти жизнь, не имеет уже возможности (каковы бы ни были ее желания) повернуть историю назад. Идеология этой "эмиграции беженцев" бессильна уже потому, что отмечена печатью поражения. Даже если такая эмиграция возвращается с победой (как во Франции после Наполеона), она вынуждена мириться с происшедшими изменениями, стремясь только выкроить кое-что себе (как правило, не надолго).      Но существует еще одна разновидность эмиграции. Она возникает, когда в стране отнюдь не царит массовый террор. Люди уезжают не для того, чтобы спасти жизнь, а ради некоего дела, которому они себя посвятили. Это дело связано с подготовкой и осуществлением глубинных изменений в стране их первоначального проживания, но они считают, что делать его сейчас эффективнее вне ее. Такая эмиграция поддерживается обычно надеждой на скорое торжество дела. Эмиграция этого типа возникла в нашей стране в 70-е годы, она-то для нас и важна. Один из ее представителей, покойный А. Амальрик назвал ее "эмиграцией надежды", сравнив, в этом отношении, с революционной эмиграцией, предшествовавшей 1917 году. Вот подобная "эмиграция надежды" и является часто признаком и инструментом радикальных, насильственных перемен - это можно проследить на многих исторических примерах.      Герцен, вся жизнь которого была связана с эмиграцией, особенно глубоко чувствовавший ее роль, писал: "во всех странах, при начале переворота, когда мысль слаба, а материальная власть необуздана, люди преданные и деятельные отъезжали...", "Эмиграция - первый признак приближающегося переворота". Общеизвестно, например, какую роль в нашей истории играла эмиграция (еще с Бакунина и Герцена) в подготовке революции. После февральской революции сотни эмигрантов потоком полились в Россию: поездами из Швейцарии через Германию, специально зафрахтованными пароходами из Америки и т. д. Тогда их цель называлась "углубление революции", то есть радикализация ее. Этот поток принес десятки имен, без которых революция, гражданская война, военный коммунизм кажутся нам немыслимыми.      Очень интересный пример представляет Английская революция 1640-1660 годов.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке