Город сожженных кораблей (40 стр.)

Тема

Виталий медленно встал со столика и сделал шаг к Сечкину. Тот вдруг то ли кашлянул, то ли тоненько взвизгнул.

– Не трогай меня! – треснувшим голосом прошипел он. – Ну, знал я его. Так. Шапочное знакомство. Когда он уводил девок… прости, девушек, я же не знал, что он – маньяк.

– То есть?

– Узнал сегодня, что его арестовали. Думаю, из-за Элизы. Это все, Виталий, поверь. Ты можешь спросить у следователей. Они к нему, кстати, от меня поехали. Я опять им все подробно рассказал.

– Что значит – маньяк? За что арестовали? Они нашли там убитую Элизу?

– Понятия не имею.

Виталий подошел к креслу и сжал Сечкину горло.

– Будет хуже, пока не появится понятие.

Тот замотал головой, лицо его багровело, и он показал пальцем на рот. Хочет что-то сказать. Виталий ослабил хватку.

– Я знаю его и знаю Лидию Сикорскую. Она позвонила мне и сказала, что у него запой. И что ей кажется, что у него находится все это время Элиза.

– Почему ей так казалось? – медленно спросил Виталий.

– Не знаю. Может, потому, что должны были убить твою дочь, Виталий? А убили ее. То есть вашу. Они же переоделись.

– Как он мог держать у себя Элизу, быть в запое и убить Валерию?

– А кто сказал, что он убил Валерию? Говорю же: его арестовали вчера. Значит, нашли Элизу.

– Ты хочешь сказать, что он ее убил? Но он никакой не маньяк. И не убийца. Я его знаю с юности. Пьет много, но…

– Я хочу тебе все время сказать только одно. Я ни при чем. И все тебе говорю, даже то, что не говорю следствию. Голиков, конечно, не убийца, и Валерию он никак не мог убить. Но он их повез к себе, оставил только Элизу, раз она после этого нигде не нашлась. Он пил! А Элиза, знаешь ли, – тяжелый человек. Она ничего не готова терпеть. Мог быть несчастный случай. Это просто мое предположение, и я ни с кем, кроме тебя, им не делился. Просто его повязали и увезли.

Бледный Виталий набрал телефон жены.

– Галя! Элизу нашли?

– Да, – прорыдала жена. – У тебя заблокирован телефон, не могу дозвониться.

– Как… – У Виталия сорвался голос. – Как он это сделал? Когда? Ты ее видела?

– Не понимаю. Кто и что сделал?

– Как Голиков убил Элизу?

– Ты с ума сошел! Лизочка жива! Ее похитили какие-то бандиты. Она в больнице, но ничего серьезного, синяки, царапины.

– Синяки, царапины? Боже, какое счастье! Почему ты так ревешь?

– Виталик, она почему-то убила одного из бандитов. Вроде бы это большая для нас проблема. Это была не самозащита.

Виталий сорвался с места и бросился к машине. Он уже проехал поселок, а Игорь все еще сидел в кресле с застывшим взглядом. Он понял из разговора, что Элиза жива и что-то странное случилось. А все странное – это неприятности.

Глава 23

Стивен приехал в свою квартиру, давно купленную, любовно отделанную, по своему вкусу обставленную. Закрылся изнутри на все сверхнадежные замки и вздохнул с глубоким облегчением. Он не просто знал, что наступит этот день, когда он приедет К СЕБЕ. Он ждал этого довольно много лет. Ждал настоящую причину. И вот она есть. Стивена устраивала жизнь с Лидией. Она ему нравилась внешне. У них никогда не было любви, но был вполне качественный секс. И, самое главное, он не забыл, что благодаря ей, ее деньгам и связям он пришел к своему успеху. В том-то и дело, что не забыл. А пора бы забыть. Он хочет начать жизнь без Лиды Сикорской, которая когда-то по сексуальной несдержанности пригрела и вывела в люди бедного мигранта Галушку. Он хочет пожить один или не один, как решит, но рядом не будет человека, который в любой момент скажет: «Да кем ты был до меня…» Он бы не ушел от нее без причины. Но причин вдруг образовалось воз и маленькая тележка. После убийства Валерии Лидия стала практически невыносимой: он утратил над ней контроль, не знал, что она может выкинуть в следующую минуту. И это не главное. Это можно понять, переждать.

Но она сама преподнесла на блюде и более веские причины. У нее все годы был любовник. И это не деревенский «понаехавший». Это московский фотохудожник, которого она держала на всякий случай, встречаясь с настоящими богачами без любви, но за деньги. Этот Голиков не пошел бы на роль ширмы. У него своя насыщенная жизнь, модели наверняка косяком. Стивен его видел несколько раз, когда он привозил Валерию. Они, кстати, похожи внешне. Может, именно поэтому Лидия и выбрала бывшего Степана Галушку? Ей нравятся крепкие, грубоватые с виду мужики. А ведь Никитин – не совсем такой. Он приветливый, улыбчивый, кажется мягким. Светлые волосы, серые глаза… И она его всю жизнь любит, того, который так жестоко ее бросил с ребенком. Да, расплатился, а она взяла. Она сама во всем призналась!

Но даже не поэтому сегодня Стивен решил бросить Лидию. С «причинами» она ему просто помогла по глупости. История с этим расследованием сильно затянулась. Вроде сразу убийцу нашли, потом опять пошла тягомотина. Стивен решил, что пора сваливать, когда его заставили якобы самого себя опознавать на той халтуре, которую следствию подсунул Игорек. Стивен был там не раз с Валерией. Знал, что Сечкин на все способен, но не до такой степени! Тогда, правда, Лида выручила, сказала, что это Голиков. Может, и Голиков, может, это она любовнику за что-то мстила. Он слишком к Элизе прилипал, судя по количеству фото, которые показывала Валерия. Но пошли вопросы, которые Стивену совсем не нравились: спал – не спал с падчерицей. Если начинать все копать в их жизни, мало ли что найдется. Посему – хватит. Нет больше у Сикорской гражданского мужа. И лучше всего уехать за границу – в командировку или в отпуск.

Стивен прошел в свою роскошную ванную, разделся, внимательно рассмотрел себя в зеркале. Он в хорошей форме. Ни пивного живота, ни второго подбородка – бед успешных мужчин. Провел рукой по волосам – густым и волнистым – и вспомнил, как однажды сказал Валерии, что хочет закрасить эту седую прядь. А она, с этой своей восторженностью или, вернее, озабоченностью, стала умолять – не делать этого. Ее возбуждали мужчины намного старше.

Так. Валерия не просто в прошлом, она, как говорится, в царстве теней, из его жизни просто исчезла. Надо попробовать закрасить эту седую прядь. Он лег в очень горячую ванну, включил гидромассаж. Хорошо бы, сегодня никто не позвонил. Еду он купил, на работу звякнул: имеет право человек на выходной, когда ему хочется, когда жизнь его меняется… И тут же понял, какую ошибку совершил: никогда нельзя думать о том, чтобы никто не позвонил. Потому что тут же звонят. Стивен взял телефон. Это Лидия. Ну, так быстро он просто не ожидал. Надо, конечно, не отвечать. Но телефон звонил и звонил, пока Стивену не стало понятно: это не просто так. Что-то случилось. Он должен быть в теме.

– Ну… – ответил он.

И Лида затрещала. Оказывается, взяли Голикова, взяли похитителей Элизы, у них нашли ее, она жива и даже кого-то убила. И к Сечкину приезжали… У них там что, перевыполнение плана? Они сейчас похватают всех людей, фамилии которых в материалах дела, и начнут что-то лепить грандиозное.

– Я еду в аэропорт, – сказал Стивен Лидии. – Надо срочно по делам. То, что ты рассказываешь, очень интересно, но мне не до этого. Ты, кажется, не поняла: меня больше нет с тобой. Забудь.

– Я поняла, – сказала Лидия. – Просто я сначала в банк позвонила, мне сказали, ты сегодня отдыхаешь. Сегодня! По каким делам? Ну, нет так нет. Я просто с тобой поделилась. Думала, тебе интересно. Убили не просто мою дочь, но и близкого тебе во всех отношениях человека. Интересно, что расскажет Элиза? Лерочка была с ней очень откровенна. И Сечкин какой-то сегодня разговорчивый. Виталий, говорит, у него был. Он ему рассказал, что хорошо нас знает… Не знаю, что еще рассказал…

Глава 24

Ирина и Николай сидели у стеклянной двери и держались за руки. За дверью – операционная, реанимация, туда нельзя. Ирина, пытаясь на минуту отвлечься от мыслей, что там происходит, сильнее сжала руку Коли, на что он ответил тем же. Она подумала, что они очень мало говорят друг с другом. Всегда. У них одинаковый, спокойный темперамент и абсолютная взаимная уверенность в том, что объяснять друг другу ничего не нужно. Достаточно озвучить главную информацию, и она станет тем условием задачи, от которого они молча, по времени синхронно придут к одному результату. Дело не в том, что они ученые, вдруг подумала Ирина. Дело в том, что это и есть такая любовь, когда два человека – по сути, одно целое. И Артем мог бы создать такую семью, если бы не эта сумасшедшая страсть к девушке, совершенно не такой, как он. Она из другой «песочницы», она слишком темпераментна, активна, авторитарна… И она ведь его не любила. Она никого не любила, а просто выбирала. И, господи боже мой, она убила человека, чтобы отомстить за Артема. Как ее понять, эту Элизу?! Ее нашли! Бандитов схватили! Ее кошмар закончился. Но у ее палаты дежурит полицейский. Потому что она – убийца. Она была там в плену. Они ее пытались изнасиловать, эти мерзавцы, могли убить. Но она расстреляла на глазах полицейских именно того, который выстрелил в Артема. Сама приговорила, сама привела в исполнение. Бедные Галина и Виталий! Бедные мы все! Даже следователь ранен.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке