Тайна похищения генерала Кутепова

Тема

---------------------------------------------

Клод Фелисье

I. Негоциант Дегро

Мадам Жюли обладала неприятным характером, но когда она бывала чем-нибудь недовольна, то превращалась в фурию.

В раздражении она походила на ракету: со свистом взлетала на воздух скороговорка ее речи и рассыпалась пышным цветистым букетом огненно-страстных восклицаний.

Полковник Посвистов хорошо изучил ее темперамент: когда дело доходило до «ракеты», нужно было платить за комнату. Хоть умри, а добывай деньги.

На этот раз счет был 986 франков. Больше мадам Жюли не желала верить ни одного су.

— Завтра вы получите свои деньги, мадам Жюли. В 12 часов и ни на минуту позже.

— Это уже пятое «завтра», мосье, — язвительно заметила хозяйка пансионата.

— Да, но это — последнее «завтра», — с достоинством ответил полковник.

Когда за хозяйкой закрылась дверь, полковник задумчиво прошелся по комнате. Просвистал славный боевой марш заозерского полка, где начал свою службу когда-то в чине прапорщика, потом «Гей, славяне».

— К черту! какая там «речь свободно льется», когда из-за 1000 фрэнков приходится погибать…

Стук в дверь оборвал оригинальную нить его размышлений. Посвистов обернулся к двери:

— Entrez, — неуверенно сказал он.

Приличного вида пожилой господин показался в дверях. Бритый, с проницательными серыми глазами, он был похож на дипломата в своей безукоризненной черной паре.

— Я имею честь видеть бывшего полковника Посвистова? — осведомился он, учтиво наклонив голову.

Слово «бывшего» резануло слух Посвистова.

— Я — Посвистов, полковник. Слово «бывший» совершенно неуместно, так как я не подавал в отставку, и никто меня не исключал из списков моей части… С кем имею честь?

По лицу гостя скользнула усмешка.

— Извините, я обмолвился. Мое имя Дегро. Разрешите переговорить с вами по одному делу…

Посвистов с любопытством взглянул на посетителя: давно никто не обращался к нему с делами. Профессия дансера, к которой принадлежал полковник, исключала какие бы то ни было деловые сношения.

Он жестом указал гостю на диван, а сам поместился в кресло.

— Я к вашим услугам…

— Вы в стесненном положении, полковник, — начал Дегро без всякого стеснения. — Насколько мне известно, хозяйка пансионата завтра, если ей не будут внесены вами 986 франков, обратится за помощью в полицию… Как дансер, вы выдохлись, как рабочий — никуда не годитесь.

Посвистов едва не вспылил. Но во взгляде Дегро было что-то заставившее его сдержаться.

— Милостивый государь, — начал полковник, но Дегро оборвал его:

— Разговоры потом. Я пришел предложить вам дело. Заработать можно много, а сама работа не потребует ни усилий, ни особого труда.

Посвистов насторожился.

— Да, но если вы потребуете от меня чего-нибудь бесчестного…

Дегро пожал плечами.

— Если вы считаете бесчестным передать одной даме в дансинге во время танца два ничего не значащих слова, то…

Дегро замолчал, холодно глядя на Посвистова.

— Два слова даме? Какой даме и какие слова?

Дегро жестом остановил поток его вопросов.

— Это я скажу потом. Мне важно сперва узнать, согласны ли вы принять на себя исполнить несколько поручений, ничтожных, совершенно ничтожных, и ни к чему вас не обязывающих? Если согласны, то подпишите эту бумажку — и наша сделка оформлена. Я сейчас же вручаю вам 20000 франков авансом в счет оплаты ваших услуг.

Дегро достал из кармана сафьяновый бумажник с золотой монограммой и вынул оттуда сложенный вчетверо листок бумаги.

«Я обязуюсь исполнить четыре поручения, данные мне господином Дегро, негоциантом, за что не имею права требовать гонорар свыше 100000 франков».

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке