Еще 10 лет спустя ( с половиной) или Ну, и Виконт ДБражелон!

Тема

Аннотация: Завершающая часть пародии на произведения А. Дюма.

---------------------------------------------

Введение

Спустя десять с половиной лет (после двадцати с половиной лет спустя), Франция ни хера не изменилась. Все так же, название страны пишется через «Ф», а вся бурда из провинции Шампань, называется шампанским. По утрам, дворники по-прежнему, часто находят двух-трех дворян заколотыми или застреленными на дуэлях (обычно в спину). Еще чаще мертвых дуэлянтов находят за углами домов. У мусорных баков можно встретить налоговых инспекторов, которые роются в объедках, пытаясь определить уровень благосостояния парижан. Однако, вместо ожидаемых консервных банок из-под черной икры, шпрот, кожурок от ананасов, собольих шуб, проеденных молью, довольно часто мытари находили тела своих коллег с чьими-то оторванными карманами в руках, причем разжать руки возможным не представлялось.

Король Франции подрос на эти десять лет с половиной и уже вошел во вкус власти. Дамы и господа! Поприветствуем короля Блюдовника Четырнадцатого, мать его так! О-О-О! Ойе! Йез! Ого-го! Эври тайм ю ит, вы не были в Зимбабве?

Что же еще нового, блин, произошло за эти десять лет, пока наши четыре героя занимались всем тем, чем хотели?

Да! Ну, конечно! Как же я мог забыть! В пригороде Парижа появилось новое кладбище - «Пьер-Лашез». Отличается оно от других кладбищ тем, что при входе на кладбище висит душераздирающая табличка:

«Это сделал Пьер Лашез!»

А где же наш главный герой Д’Арнатьян?

Он в Лувре, командует мушкетерами, которые охраняют Его Величество.

Однако в очередной раз его надули, как резиновую женщину. В погонах капитана он проходил ровно три дня. Подлый Замарини разжаловал его на четвертый день после присвоения звания капитана. Бедняга Д’Арнатьян! Он так расстроился, что стал вечерами пить вино и стрелять по прохожим. Когда же он не занимался этим, то ходил в гости и занимал деньги в долг, чтобы купить очередную партию вина и патронов.

- Если человек порядочный, то и долги у него должны быть порядочными, - бывало, говаривал Д’Арнатьян, когда кредиторы приходили требовать деньги.

Хэй, читатель! Классная поговорка, не так ли? О-У-О! ОЙЕ!

Очередной вечер в Лувре закончился. Гасконец вздохнул, посмотрел на карманные часы, купленные по случаю за бесценок на благотворительном вечере, и решительным шагом вышел из пропуканного Лувра.

Единственное, что грело благородную душу гасконца, так это заныканные по случаю у посла Англии сапоги со шпорами. Тот на секунду снял их, чтобы переодеть свои грязные носки, а когда протянул руку, то ничего кроме стоптанных ботинок с гнилыми шнурками, найти не смог. Возникшие дипломатические осложнения Д’Арнатьян разрешил очень просто, посоветовав послу Англии «идти в жопу и не надоедать французскому двору своими вымышленными мифическими сапогами».

Однако то ли посол оказался жадным до мозга костей, то ли сапоги были новенькими, и дорого стоили, но в результате возник серьезный дипломатический инцидент (третий за последнюю неделю). Король Франции вызвал Д’Арнатьяна и приказал найти «этого говнюка, который скомуниздил за последние десять с половиной лет пару-другую тонн безделушек из Лувра, не считая всяких там сапог и нижнего белья».

Д’Арнатьян откозырял королю, резко повернулся, сбив ножнами шпаги туалетный столик, и мощным ударом ноги открыл дверь. Выйдя в коридор, гасконец с силой захлопнул форточку в коридоре и с удовольствием услышал, как после того, как пружины вернули дверь в исходное положение, в зале напротив обрушился потолок.

Однако король не рассердился. А лишь грустно улыбнулся своему отражению в зеркале.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке