Ножницы судьбы (35 стр.)

Тема

И сейчас Алина начала поддаваться. Размякла в руках Малахова, превратившись из железной леди в куклу из воска. Когда Макс принялся ее целовать, она уже не сопротивлялась. Подставила ему губы...

И вдруг – укол в затылок! Тот самый, подзабытый. От которого все холодеет внутри, а по телу бегут мурашки. Ощущение было таким неожиданным, что Алина вздрогнула. Макс решил, что это от возбуждения, и принялся ласкать ее с еще большей страстью – водил руками по ее груди, плечам, бедрам, а она все выворачивала шею, чтобы посмотреть за спину...

– Отпусти меня, – решительно сказала Алина, отстраняясь.

– Перестань, – Макс прижался еще теснее, и его рука сжала ее грудь, – к чему ломаться?

– Я серьезно! – Она отбросила его руку и резко повернулась. Естественно, никого не увидела. Да и жжение в затылке прошло. – А теперь прошу тебя – уйди.

– Что случилось-то?

– Макс, отстань от меня! – рявкнула Алина. – Не до тебя сейчас!

– Так бы и сказала, чего орать-то? – тем же тоном откликнулся Малахов. Он был в бешенстве, но постарался сдержать гнев. Алина еще была ему нужна. – Можно, я позвоню тебе завтра?

– Ладно, только сейчас оставь меня.

– Но у меня нет твоего телефона...

Алина раскрыла сумку, выхватила из кармашка визитку и сунула Максу. Он убрал ее в карман, улыбнулся и ушел. Едва Малахов скрылся из виду, Алина вытащила сотовый и набрала номер Дятлова.

– Ваш человек все еще пасет меня? – выпалила она.

– За вами установлено круглосуточное наблюдение, – удивленно ответил сыщик.

– Свяжитесь с ним, спросите, видел он кого-нибудь или нет.

– Что-то подозрительное заметили?

– Да, минуту назад почувствовала тот же взгляд...

– Хорошо, я свяжусь с ним, побудьте пока на линии.

Алина услышала приятную мелодию, которая звучала около минуты, затем голос Дятлова:

– Не отвечает, что весьма странно.

– А где он находится? Может, мне поискать его?

– Вы где сейчас?

– Возле своего подъезда.

– Немедленно зайдите в него и поднимайтесь в квартиру. Я вам позвоню.

– Но...

– Все, Алина, разговор окончен. Быстро домой!

Она не стала спорить. Проследовала в подъезд, а затем в квартиру. Однако и там ей было неспокойно. Алина не могла усидеть на месте, все вскакивала и либо расхаживала по комнате, либо подбегала к окну, либо хваталась за еду, но в горло ничего не лезло. Когда терпение ее было на исходе, раздался звонок. Увидев на дисплее фамилию частного детектива, Алина схватила трубку и с облегчением выдохнула:

– Слушаю!

– Алина, плохие новости.

– Что случилось?

– Моего человека только что обнаружили в кустах неподалеку от вашего подъезда. С проломленной головой.

– Он жив?

– Да, но состояние критическое. Сашу увезли на «Скорой», только неизвестно, довезут ли живым до больницы...

3

Алина не могла уснуть, как ни старалась. Не помогло ни успокоительное, ни молоко с медом, ни расслабляющая ванна. Измучившись, вылезла из кровати (спала в гостевой комнате, облачившись в забытую Давидом футболку), прошлепала в гостиную и включила телевизор. Вообще-то он и в спальне был, но ей хотелось посмотреть кино или развлекательную программу на огромном плазменном экране. Алина купила его сразу после того, как сюда въехала, но почти не использовала. Она не была фанатом телевидения, да и к кинематографу особой страсти не питала. На рабочем компьютере у нее был настроен спортивный канал, и этого ей хватало. А вот сейчас вдруг захотелось что-нибудь отвлекающее посмотреть.

Алина защелкала пультом, переключая каналы. У нее стояла спутниковая тарелка, поэтому их было превеликое множество, но, как всегда бывает, ничего подходящего ни по одному не показывали. Остановилась на какой-то дурацкой мелодраме. Этот жанр Алина терпеть не могла, но вдруг почему-то захотелось вот такого, душевного... А тут еще мужской запах от футболки ноздри щекочет...

Алина решительно встала с дивана, взяла телефон и набрала номер Давида.

– Да... – услышала она сонный голос.

– Привет. Прости, что разбудила.

– Алина? – обрадовался Давид. Сон с него сразу же слетел. – Что-то случилось?

– Да нет... – покривила она душой. – Просто хотелось с кем-то поговорить.

– Тебе одиноко?

– Да, – впервые призналась Алина. Она себя не узнавала. Но чувствовать себя слабой оказалось не так уж стыдно.

– Хочешь, я к тебе приеду?

– Да ладно, не надо... Ночь уже.

– Ну и что. Хочешь?

– Хочу.

– Тогда жди, я скоро буду.

Алина отшвырнула телефон и в очередной раз подумала о том, что в мире все несправедливо: одни любовные многоугольники! А как было бы здорово, ответь она на чувства Давида, а Майкл – на Лидины. Было бы четыре счастливых человека вместо трех несчастных и одного равнодушного.

Поднявшись с дивана, Алина подошла к шкафчику и достала с его полочки сигарету. В нее был набит египетский гашиш. Когда она последний раз была на Красном море, купила его у таксиста, но так и не выкурила – не с кем было, да и настроение оказалось неподходящим. Пришлось привезти с собой и оставить до лучших времен, когда и настроение будет, и компания.

Вообще-то к наркотикам, пусть и легким, Алина относилась отрицательно. Слишком много барышень ее полусветского круга когда-то на них подсело, а она очень боялась стать рабой дурной привычки. Но иногда, не чаще раза в год, Алина позволяла себе сигаретку с марихуаной. Легкий кайф ее забавлял, а секс в таком состоянии доставлял огромное наслаждение. Казалось, что все тело пронизано эрогенными зонами, и любое, даже самое невинное прикосновение доставляло огромное удовольствие...

Из прихожей раздался сигнал домофона. Алина, зажав сигарету в руке, пошла открывать, подумав: «Быстро же Давид домчался! Как будто спал уже одетый и в шлеме...».

Нажала на кнопку, ничего не спросив, и в глазок входной двери не взглянула. Поэтому была поражена, когда увидела на пороге Макса.

– Малахов? – не сдержала удивленного возгласа Алина. – Какого черта ты тут делаешь?

– В гости к тебе пришел. Впустишь?

– Нет.

– Я катил через всю Москву, чтобы снова тебя увидеть, а ты даже чаю не предложишь?

– В соседнем доме есть круглосуточная кофейня, там и чай подают.

– Алина, пожалуйста...

– К тому же мог предварительно позвонить. Я бы сказала, что не желаю тебя видеть, и не пришлось бы катить через всю Москву. – Она стала закрывать дверь, но Макс придержал ее ногой. – Я ведь охрану вызвать могу, – предупредила Алина.

– Моя бывшая жена хочет тебе отомстить! – выпалил вдруг Малахов. – Я пришел, чтобы предупредить тебя...

– И без тебя знаю.

– Но это еще не все!

– Да неужели? И чем же ты еще меня напугаешь?

– Для мести она объединилась кое с кем...

– С тобой?

– Если бы... В ее команде гораздо более сильный игрок. А главное – ненавидящий тебя не меньше, чем Снежана. – Догадываешься, кто? – Макс испытующее посмотрел на Алину.

– Нет, – ответила та.

– Ольга Брехт. И не говори мне, что не знаешь, кто это...

Алина ничего не ответила, но про себя подумала: «Теперь все ядовитые пауки в одной банке... И среди них я!»

Глава восьмаяПрошлое

1

Мама умирала. Алине никто об этом не говорил, она сама понимала.

– Дочка, ты бы поспала, – прошептала Галина, погладив по руке сидящую на ее кровати Алину. – А то лица на тебе нет... Бедная.

– Да я спала, мам, – заверила ее Алина, – только полчаса назад проснулась.

– Правда?

– Ну, конечно. Как ты глаза закрыла, так и я следом...

На самом деле Алина не спала уже больше суток – с тех пор как пришла навестить мать в больнице и увидела на родном лице печать смерти. Алину поражало, что другие ее не видят. Ведь человек, который совсем скоро перейдет в мир иной, выглядит совсем иначе: он пока не похож на покойника, но и жизни в нем уже нет. Лицо как маска, глаза устремлены в вечность, а губы сложены скорбной складкой.

«Печать смерти» Алина распознавала даже на фото. Помнится, как-то давно соседка показывала Азаровым снимок своего сына, который служил в армии. Тот был снят на фоне флага. Красивый солдат, собирающийся «дембельнуться». Галина восхищалась парнем, говорила что-то типа «какой бравый хлопец, все девки его будут, когда вернется», а Алина смотрела на фото, и ее пробирала дрожь. Ей виделось в лице парень что-то потустороннее и печальное, хотя тот искренне улыбался и всем своим видом излучал здоровье...

Тогда Алина решила, что ей показалось. Но через некоторое время соседка с воем влетела к ним в квартиру и, захлебываясь плачем, сообщила, что ее сын, возвращаясь домой из армии, угодил под поезд, и девушка поняла – не обмануло ее предчувствие. На лице молодого человека действительно стояла печать смерти.

Точно такая, как сейчас на лице у мамы.

– Доктор сказал, я на поправку иду, – едва слышно проговорила Галина. Естественно, она дочь обманывала. Врач ничего такого не говорил, только хмурился, глядя на результаты обследования. Галина это придумала, чтобы утешить дочь. Она видела, как страдает ее девочка. – Да и чувствую я себя значительно лучше.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке