Мишень [авторский сборник] (45 стр.)

Тема

Его «Призраки», отработав, уже ушли. Теперь в космосе оставался лишь он да двое противников. На пульте управления мигнул красный индикатор, возвещая о том, что им истрачены последние ракеты и перезарядка невозможна.

Хорошо. «Валькирия» хоть и уступала обычным истребителям в маневренности и скорости, но имела дополнительное вооружение в виде скорострельной автоматической пушки и лазеров…

Сергей начал маневр, намереваясь сблизиться со второй машиной и покончить с ней одними залпом, пока противники в паре не сели ему на хвост, но не успел.

Очевидно, висевшая на его хвосте девчонка была не новичком в виртуальном космосе. Он понял, что недооценил ее, когда кормовые экраны вдруг вспыхнули бешеным пульсирующим светом и вдруг погасли!

В следующий момент он услышал оглушительный скрежет, это четыре лазерных луча впились в двигатель его «Валькирии». Космос перед его глазами вдруг взорвался миллионом ослепительных алых брызг, он испытал жестокий удар, мгновенное удушье, и наступил кромешный мрак…

— Черт!… - Сергей, все еще пребывая в аффекте виртуальной смерти, резко сорвал с головы шлем-маску, чувствуя, как по спине струятся капельки пота.

Вокруг была спокойная, уютная обстановка фешенебельной каюты, расположенной на борту огромного межзвездного лайнера.

Перед ним, рядом с системным блоком компьютера «Сейкон», подключенного к общекорабельному серверу, ровным голубым светом сиял монитор, на котором, среди отражающих статистику выполнения миссии строк, были расположены две короткие надписи:

«Вас сбил капитан группы «Браво», лейтенант Дейбра Соунж».

И чуть ниже:

«Сегодня функции координатора группы «Альфа» осуществлял капитан нашего лайнера Шон Кеноби».

Дерьмо!…

Сергей отсоединил провода, соединявшие его с системным блоком компьютера, стянул сенсорный костюм виртуальной реальности и, прикурив сигарету, несколько минут неподвижно сидел, жадно затягиваясь горьковатым дымом.

Что ни говори, а виртуальная реальность сильно меняла человеческую психику. Добро, когда он выходил из нее спокойно, заранее зная об этом. Но сейчас, после мгновенной виртуальной смерти, он все еще находился в шоке.

Справившись с дурнотой, Сергей наконец встал и прямиком пошел в душ, на ходу пытаясь все-таки понять, чем же достала его корабль эта наглая девчонка. Ничего не придумав, он в конце концов решил использовать ее приглашение и прогуляться в бар. Было любопытно взглянуть, что на самом деле скрывается за продемонстрированной ему слюнявой маской компьютерного монстра. Да и вообще, расслабиться не повредит…

* * *

Шон Кеноби, капитан межзвездного лайнера «Орион», вошел в помещение главного поста. Это был огромный полусферический зал, стены и потолок которого являлись одним исполинским обзорным экраном. В данный момент на нем, помимо далеких звезд, ярко сиял голубой шарик близкого солнца, на фоне которого двигалась коричневато-зеленая планета.

Это был Дион — планета-курорт, центр возрождающейся после войны индустрии галактического туризма. «Орион», недавно совершивший выход из гиперпространства, медленно плыл по направлению к нему. До выхода на стационарную парковочную орбиту оставалось еще пять суток осторожного и неторопливого маневрирования в нормальном, трехмерном космосе.

За пультами управления межзвездного корабля в данный момент работало тридцать человек. «Орион» относился к разряду судов-гигантов. Его многосекционный пятидесятиярусный корпус имел около пятнадцати километров в длину и пять километров в поперечнике. Внешне он выглядел очень внушительно, но абсолютно не функционально — понятия «технологичность» и «роскошь», как правило, исключают друг Друга.

В случае с «Орионом» верх взяла роскошь. Именно из-за обилия шикарных многокомнатных кают, салонов, ресторанов, баров и бассейнов габариты корабля оказались столь велики, что он был вынужден очень осторожно и медленно разгоняться, при совершении любого мало-мальски сложного пространственного маневра.

Конечно, не весь объем «Ориона» занимали пассажирские палубы. На одних туристах не окупить стоимость гиперсферного прыжка от орбитальных баз-накопителей Конфедерации Центральных Миров к курортной планете, и потому корабль изначально планировался как многофункциональный межзвездный транспорт. Помимо Диона, в его полетной карте значился еще добрый десяток планет, куда корабль вез различные грузы и менее состоятельных пассажиров, в большинстве своем эмигрантов и переселенцев, которые занимали менее комфортабельные, но более функциональные нижние палубы «Ориона». Грузовые отсеки корабля, занимавшие одну треть его объема, были забиты до предела. Чего тут только не было — начиная от экзотических предметов роскоши до сельскохозяйственной техники, роботов, продовольствия и товаров первой необходимости.

За всеми своими плюсами «Орион» имел один большой недостаток: он был неуклюж и не мог парковаться на ближних орбитах планет, где его неминуемо бы разодрали силы гравитации.

Капитан Кеноби командовал этим кораблем с самого его «рождения». Он любил «Орион» и знал его, как никто другой.

Сейчас он минуту постоял, наблюдая за работой трех десятков операторов, сидевших в креслах за многоярусными пультами управления. Звуки главного поста управления говорили ему о состоянии корабля больше, чем любой из приборов контроля. Будучи отличным капитаном, Шон отдавал предпочтение человеческому фактору, и он знал: если здесь царит обычная рабочая разноголосица — значит, на борту и в космосе все в порядке.

Постояв у порога, он прошел к своему рабочему терминалу. В капитанском кресле сидел его первый помощник.

— Как дела, Джон? — спросил он, усевшись в соседнее кресло.

Горячев вскинул взгляд.

— Все нормально, — доложил он. — Маяки системы опознаны, и я провел первый сеанс связи с Дионом. Общий метеорный фон в норме, никаких аномалий в пространстве, нас ждут с нетерпением.

Шон кивнул, подзывая стюарда. Роскошь салонов первого класса добралась и сюда, просочившись сквозь бронированные двери Главного Поста.

— Кофе, пожалуйста, — проговорил капитан.

— Два раза, — добавил Джон. Стюард исчез, и через минуту они уже смаковали крепкий горячий напиток.

— Чем занимался? — поинтересовался Джон у командира. Они знали друг друга уже десять лет и были прежде всего друзьями.

— Гонял в виртуалку, — усмехнулся Шон.

— Серьезно? — изумился Горячев. — Тебе что, делать нечего? Или реального космоса мало?

— Да нет, забот-то как раз хватает… — Шон опять усмехнулся, отвечая каким-то своим внутренним мыслям. — Никогда не думал, что эти золоченые оболтусы способны на что-то дельное, — признался он.

— Гонять по сети в виртуальном костюме — это, по-твоему, дело? искренне возмутился Джон.

— Да я не о том. Толку, конечно, никакого, но я удивился человеческим способностям. Могу поклясться змееедами Прокуса, никто из них ни разу не видел настоящего штурмовика, а ведь летают черти… и неплохо!

— Что, такая качественная симуляция? — спросил Горячев, который последний раз ходил в виртуалку лет пятнадцать назад.

— Да не поверишь… Я поначалу сам не понял, где я — в настоящей рубке или того…

— И что? — ухмыльнулся Джон, глядя на командира.

— А ничего. Все в натуре. Любой датчик, сенсор, экранчик, — все работает, точно так, как в действительности. Я проверял, — объяснил он, заметив недоверчивый взгляд помощника. — При посадке на базовый корабль взял и специально чуть «зарыл» нос над посадочной плитой… Знаешь, как долбануло? Чуть завтрак наружу не вылетел…

— Делать тебе нечего…

Шон вдруг обеспокоено обернулся. Чуткий, отточенный годами слух командира уловил в разноголосице поста управления какой-то посторонний звук. Он просто спинным мозгом почувствовал, как в непередаваемой, специфической атмосфере рубки возникло секундное замешательство…

— Погоди, Джон… — он поставил чашку с кофе. — Что-то случилось! Кеноби повернулся к терминалу и взглянул на показания суммирующих приборов.

Интуиция его не подвела. По темной плоскости главного радара в тонкой паутине условных секторов дрожала, медленно набухая красным цветом, жирная точка.

— Дерьмо Шииста… — выдохнул он, взглянув на дисплей опознания цели. — Да это же капер! «Черный Мародер», если я не ошибаюсь…

Его помощник побледнел.

— Лучше бы ты ошибся, — взглянув на приборы, проговорил он. — Если это «Мародер», то нам крышка…

Оба старших офицера прекрасно знали этот чудовищный корабль, и им не нужны были комментарии.

«Черный Мародер» означал только одно — гибель.

В помещении главного поста резко и неприятно взвыл сигнал тревоги.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке