Тайна каторжника (3 стр.)

Тема

Лишь три буквы в том слове содержат черточки.

– Какое это имеет отношение к делу?

– А вот какое: если бы первое слово состояло только из черточек, то я никогда не догадался бы, что эти шарики содержат какое-то извещение. Надо тебе знать, что, по моему предположению, маленькие шарики обозначали точки, большие – короткие черточки, а самые большие – длинную черточку, изображающую в азбуке Морзе букву "л".

– И что же из этого следует?

– Если бы первое слово начиналось с буквы "л", то на первом месте стоял бы один из самых больших шариков. Но в данном случае первое слово состоит из одних только точек. Разглядывая шарики, я догадался, что первое слово обозначает "карета".

– Ага, я начинаю понимать вас.

– Второе слово тоже состояло почти только из точек и промежутков, и обозначает "заказана". Ну вот, и так далее. Ты понимаешь, каким образом я шел вперед по пути догадок?

– Понимаю!

– Найдя, что самые большие шарики обозначают собой букву "л", я нашел ключ ко всему извещению.

– Вы говорите это так спокойно, точно это сущие пустяки, – рассмеялся Патси.

– Это потому, что я хорошо знаю телеграфную азбуку, а для того, кто ее знает, вся эта нитка уже не секрет. В общем, эти четки представляют собой весьма остроумную выдумку. Шарики соединены между собой маленькими стальными звеньями. Два звена обозначают промежутки между буквами, три – между словами, а единичные звенья изображают известные буквы. Понял?

– Понял! Поразительно умная идея!

– Да, и тот, кто сделал эти четки, человек очень неглупый. По всей вероятности, он сам и является отправителем телеграммы, я хочу сказать, он сделал четки не для кого-нибудь другого, а для себя самого.

– А что вы скажете по поводу самого извещения?

– Пока это для меня такая же загадка, как и для тебя. Странно то, что мы нашли четки на мостовой, хотя они представляют собой в своем роде документ. Я не думаю, чтобы адресат бросил четки на мостовую. Можно, пожалуй, предположить, что свидание состоялось именно на том месте, где мы нашли четки, что карета стояла на этом месте, или, что ожидавшие карету лица прошли по этому месту.

– Значит, вы полагаете, что свидание это состоялось уже, и было назначено не на сегодня вечером?

– В этом я не сомневаюсь.

– Отсюда следует, – продолжал Патси, – что если известие состоит в связи с каким-нибудь преступлением, то таковое уже успело свершиться?

– Совершенно верно, – ответил Ник Картер, закуривая свежую сигару.

– А что вы предполагаете предпринять?

– Я постараюсь разузнать, в чем тут секрет, независимо от результатов. Ты знаешь, я давно уже отдыхаю и работа даст мне истинное удовольствие, тем более, что в данном случае это будет интересное развлечение. Так или иначе дело интересно и я берусь за него, как за решение трудной шахматной задачи.

– Надеюсь, мне можно будет принять участие в этом развлечении? – спросил Патси.

– Конечно, если хочешь. Пока, правда, тебе нечего будет делать, но со временем твоя помощь будет весьма желательна. Но предупреждаю, что выгоды от этого дела не предвидится, так как я полагаю, что нам предстоит больше работы, чем удовольствия.

– Работа тоже удовольствие. Я тоже должен сознаться, что я соскучился за время нашего отдыха.

– Правильно. Ну что ж, может быть, ты тоже заметил что-нибудь особенное в этих четках?

– Пока нет, но позвольте мне еще раз рассмотреть их.

Ник Картер передал своему помощнику четки, а Патси внимательно стал их разглядывать.

– Жаль, что у меня нет настоящих четок, – заметил он, – а то я мог бы объяснить вам, что тот, кто составил эту нитку, на самом деле профессиональный мастер четок.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке