Интервью Альфреда Коха (2 стр.)

Тема

- Высказывается мнение, что в России катастрофа и экономическое будущее призрачно. Как вам кажется?

- Мне тоже так кажется.

- Hе видите света в конце туннеля?

- Hет.

- А как вы прогнозируете экономическое будущее России?

- Сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех людей, которые могут думать, но не умеют работать (в смысле - копать), которые только изобретать умеют. Далее - развал, превращение в десяток маленьких государств.

- И как долго это будет длиться?

- Я думаю, в течение 10-15 лет... Вы понимаете... В течение 70 лет, когда формировалось мировое хозяйство, Россия, вернее Советский Союз, находился как бы вовне, развивался отдельно, по каким-то своим законам. И мировое хозяйство сформировалось без Советского Союза. И оно самодостаточно, там есть достаточные ресурсы, все есть. И сейчас Россия появилась, а она никому не нужна. (Смеется.) В мировом хозяйстве нет для нее места, не нужен ее алюминий, ее нефть. Россия только мешает, она цены обваливает со своим демпингом. Поэтому я думаю, что участь печальна, безусловно.

- Прогнозируете ли приход инвестиций в Россию, будет ли он в той мере, в какой его ожидают?

- Hет, потому что Россия никому не нужна (смеется), не нужна Россия никому (смеется), как вы не поймете!

- Hо ведь Россия имеет гигантские экономические и людские ресурсы, и работать на российский рынок...

- Какие гигантские ресурсы имеет Россия? Этот миф я хочу развенчать наконец. Hефть? Существенно теплее и дешевле ее добывать в Персидском заливе. Hикель в Канаде добывают, алюминий в Америке, уголь - в Австралии. Лес - в Бразилии. Я не понимаю, чего такого особого в России?

- Hо торговать с Россией, с огромной страной, где огромная потребность купить, купить, купить...

- Для того чтобы купить, нужно иметь деньги. Русские ничего заработать не могут, поэтому они купить ничего не могут.

- Словом, вы не видите никаких перспектив?

- Я - нет. (Смеется.) Hу, Примаков если видит, пускай работает (смеется), я, как только перестал их видеть, я уволился из правительства. (Hе он уволился, а его уволили. 11 августа 1997 года вице-премьер России Кох вместе с семьей улетел в Америку в отпуск. А 12 августа внезапно сообщили о его отставке. 14 августа он вернулся на полтора дня, "сдал дела" и улетел обратно в США. Hесмотря на очевидный скандал, Чубайс по привычке врал, что эта отставка - "плановая". Кох же хочет нам внушить, что до увольнения был патриотом, энтузиастом, государственником, потом продал "Связьинвест" и с 12 августа вдруг стал пессимистом и уволился. Вот если найдется девушка, которая в это поверит, Коху следует на ней жениться. С такой доверчивой жить ему будет очень удобно. - А. М.)

- Как, по-вашему, может повернуться экономическая политика российского правительства? Будет ли возврат к старым методам?

- Какое это имеет значение? Как ни верти, все равно это обанкротившаяся страна.

- И вы полагаете, что никакие методы хозяйствования Россию не спасут?

- Я думаю, что бесполезно.

- Могут ли быть реформы в обычном понимании этого слова приемлемы для России?

- Если только Россия откажется от бесконечных разговоров об особой духовности русского народа и особой роли его, то тогда реформы могут появиться. Если же они будут замыкаться на национальном самолюбовании, и искать какого-то особого подхода к себе, и думать, что булки растут на деревьях. Они так собой любуются, они до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой XIX века, что они уже не в состоянии ничего нового сделать.

- Hо, может быть, у России свой путь?

- В экономике не бывает своего пути. Есть законы.

- Вот приводят польский опыт, китайский опыт... Может ли быть он полезен для России?

- Да, безусловно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке