Интерпресскон-2002 - взгляд новичка

Тема

---------------------------------------------

Можей Алексей

Алексей Можей

Что же это за штука такая, конвент? Сложный вопрос. Как на него ответить, если ты ни разу не приезжал на подобные сборища, ни с кем из завсегдатаев не знаком и к тому же никогда не был в Питере? Именно такие мысли посещали меня вечером 3 мая 2002 года, заглушая перестук колес. Поезд "Брест - Санкт-Петербург" несся в сиреневую даль, пассажиры оглашали вагон бодрым храпом - уснуть было невозможно. Много думал...

4 мая

Северная столица России встретила вполне приятной погодой, солнце пригревало, ветер ерошил волосы, окружающий народ спешил по своим делам.

Предстояло прокатиться на метро и сесть на электричку в направлении Репино.

Выбранный мной вагон был пуст, но вскоре наполнился гулом голосов вошли еще двое. Буквально по трем услышанным фразам стало понятно, что они направляются туда же, куда и я. Подошел, поинтересовался - и не ошибся.

Этими двумя оказались Дмитрий Скирюк и Лео Каганов. Мы скоротали за разговорами полчаса до отправления электрички, после чего мои попутчики устроились кемарить. Это было не так просто, учитывая жесткость сидений в вагоне. Все-таки в белорусских электричках они помягче будут.

Найти пансионат "Буревестник", в котором проходил "Интерпресскон", не составило особого труда - от станции пять минут пешком, как оказалось.

Дальше все пошло как по маслу. Единственное "но": на выданном мне бэдже значилось "Можей Александр", что несколько не соответствовало действительности (на самом деле, мое имя Алексей).

Поселили меня в один номер с Лео Кагановым. Условия для жизни были вполне достойные, душ присутствовал, горячая вода - тоже, а на кроватях фигурировало по две подушки. Зачем две? Странный вопрос.

Предстоял обед, и мы с Лео заняли выгодный для обзора столик в обеденном зале. Один за другим мимо проходили люди, хорошо знакомые мне по фотографиям из Интернета: Логинов, Лукьяненко, Олди (оба), Валентинов, Чадович, "Воха" Васильев, подсевший в итоге к нам, и другие не менее примечательные лица.

В 15.00 состоялось первое официальное мероприятие - отчет номинационной комиссии и пресс-конференция учредителей премии "Русская фантастика". Сие протокольное действо ознаменовалось небольшим скандалом. Небезызвестный Дмитрий Байкалов метал громы и молнии, выражая неудовольствие работой номинационной комиссии "Интерпресскона", в которую, между прочим, входит он сам. Председатель, Вадим Казаков, отбивался, как мог, и в итоге отчетное собрание едва не переросло в птичий базар. К счастью, оппоненты успокоились, перенеся выяснение отношений в "приват". В противовес этой буче, пресс-конференция "Русской фантастики" прошла очень спокойно.

Дмитрий Ватолин вкратце напомнил присутствующим суть премии и представил вниманию народа собственно приз. Им оказалась массивная, но весьма симпатичная бронзовая штуковина, напоминающая не то ладью с золотым клетчатым парусом, не то клавиатуру, запускаемую в космос. Оставалось лишь узнать, какой счастливчик потащит домой 8 кг бронзы.

Дальше пошла тусовка. Народ кучковался по группам и группкам, а я слонялся по округе, слушая разговоры то там, то тут. Приятной неожиданностью для меня было обнаружить присутствие Александра Зорича, который един в двух лицах, вернее в двух ипостасях - женской и мужской. Инь и ян во плоти :-))

Кстати, как выяснилось, ни его, ни ее Александром(ой) не зовут.

Приглядываясь к присутствующим, я не без удовлетворения отмечал правоту собственного тезиса: как редкая птица долетит до середины Днепра, так редкий писатель обходится без усов или бороды. Среди фэнов такой характерной черты не наблюдалось.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке