Белый крест, или Прощание славянки

Тема

---------------------------------------------

Филатов Никита

НИКИТА ФИЛАТОВ

Роман

(Продолжение романа "Имя им - легион...")

"Тебе придется иметь дело с людьми, которых ты ещё не знаешь.

С самого начала думай о них все самое плохое, что только можно

вообразить; ты не слишком сильно ошибешься."

Из письма А.С. Пушкина брату в армию, 1822 год

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В тени, под пальмой, что-то опять зашевелилось.

Алексей пристроил винтовку чуть поудобнее и прицелился, ненароком коснувшись щекой поверхности приклада. Оптика была мощная, и все вокруг сразу же сделалось нереально, неестественно близким и четким: белый камень ограды на другой стороне дороги, угол дома, кусты и трава на газоне...

- Что там?

- Сейчас проверю...

Алексей положил палец на спусковой крючок и мягко, без суеты, потянул его к себе.

Грохнул выстрел - пуля выбила из земли невысокий каменный фонтанчик.

В ту же секунду из тени, из-под крыльца выскочила перепуганная собака местной породы - маленькая, худая, плешивая, как гиена. Поджав хвост, она в панике заметалась по залитому солнцем двору.

- Поздравляю.

- Береженого Бог бережет. - Алексей убрал с плеча винтовку и провел тыльной стороной адони по лицу, вытирая пот.

Слева, из соседнего окна, ударила короткая очередь - кто-то из легионеров, видимо, не терпел, и несчастное животное с визгом забилось в луже собственной крови.

- Теперь чего?

- Ну, добей, наверное.

- Я не об этом... - Алексей поморщился, но все-таки выстрелил ещё раз.

Собака затихла.

- Куда дальше-то?

- Все пока. Отдыхаем. - Огромный сержант по прозвищу Тайсон отстегнул от пояса лягу с водой, вывинтил крышку и сделал глоток:

- Угощайся.

- Мерси... - Алексей прополоскал горло. Огляделся по сторонам:

- Чем это воняет?

- Не знаю.

Действительно, что-то ещё примешивалось к привычному запаху дыма, расплавленного асфальта и пороховой гари.

- А-а, понял! Вон, гляди. - Тайсон качнул стволом чуть в сторону и вниз.

Прямо напротив двери, почти посередине комнаты темнела внушительная куча дерьма.

- Да уж, повеселились ребята...

Судя по всему, помещение, в котором находились Алексей и Тайсон, служило хозяевам библиотекой или кабинетом: декоративный камин, картины, книги, письменный стол... Наверное, ещё вчера все здесь так и выглядело.

Но теперь, после ночных погромов, от былого порядка мало что осталось. Полки опрокинуты, рядом с выпотрошенным секретером громоздятся пустые ящики и разрубленный наискось пейзаж в деревянной раме. Ковер усыпан осколками вазы, битым стеклом, автоматными гильзами... Повсюду раскиданы альбомы с репродукциями, какие-то словари, журналы.

Алексей обернулся к единственному в комнате окну:

- Жарко.

- А чего же ты хочешь... Африка, все-таки.

Собственно, от окна осталась только рама - огромная, от пола до потолка, с торчащими тут там острыми зубьями осколков, так что сектор обзора у Алексея был довольно приличный.

Со своей огневой позиции он мог разглядеть невысокую башенку-минарет, изгородь из зеленой колючки, смешной почтовый ящик... Вверху, на синем, пронзительно чистом небе не было видно ни облачка - только раскаленный шар солнца, да клубы черного дыма над побережьем, где уже вторые сутки полыхал нефтепровод.

Правее и ближе, на противоположной стороне улицы, замерло на простреленных шинах то, что совсем недавно считалось ярко-красным спортивным "фиатом". А прямо перед крыльцом можно было увидеть труп белой женщины.

Убитая лежала там уже достаточно давно - лицом вниз, некрасиво раскинув ноги, и Алексей отвел взгляд:

- Да уж, Африка... мать ее!

- Тише ты. Не дома...

Приятели разговаривали по-русски.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке