И чувства добрые (К творческому портрету Михаила Бабкина)

Тема

---------------------------------------------

Шатилов Валентин

Валентин Шатилов

"И ЧУВСТВА ДОБРЫЕ..."

Звезда Михаила Бабкина засияла на литературном небосклоне отечественной фантастики после публикации романа "Слимп".

За "Олимпом" последовал "Слимпер", где М. Бабкин продолжил сагу о путешествиях и приключениях вора с магическим прикрытием Семена-Симеона и разумного медальона Мара (который и являлся тем самым прикрытием). А завершила трилогию "Слимперия".

По мере выхода в свет очередной книги интерес читающей публики к новому автору не убывал, а все возрастал, что случается не часто. В книжных (и не только книжных) сериалах, как правило, происходит обратное: уровень продолжений заметно уступает блистательному началу. А Михаил Бабкин продемонстрировал, что нет правил без исключений.

И это исключение относится к разряду весьма приятных. В лице Михаила Бабкина российская фантастика приобрела веселого рассказчика с неудержимой фантазией. Которому ничего не стоит отправиться со своими героями в любые дальние дали - вплоть до самых Истинных из всех миров! И такое путешествие не сулит читателям ничего, кроме удовольствия!

* * *

Да откуда же взялся этот замечательный писатель? Неужели он появился вдали от столичных издательских центров, посреди ворот на Кавказ, в торгово-купеческом Ростове-на-Дону? Ведь даже в былые времена этот самый Ростов не мог похвастаться обилием профессиональных фантастов.

Может быть, поэтому Михаила Бабкина впервые заметили и оценили за границей - в Польше. Именно там в журнале "Горизонты техники для детей", издававшемся на русском языке, в августе 1975 года был напечатан фантастический рассказ юного ростовчанина, именно тогда состоялась первая публикация будущего писателя-фантаста.

Что ж, еще один пример недальновидности сограждан, имеющих обыкновение не замечать пророков в своем отечестве? Очень может быть. Во всяком случае, это был первый, но, увы, далеко не последний в дальнейшей творческой судьбе М. Бабкина случай близорукости сограждан. Если не сказать, слепоты. Впрочем - это потом, а в далеком теперь 75-м Миша Бабкин на пророка, конечно, никак не тянул. И слава богу! Иначе бы его растоптали в один миг партийные и прочие органы, имевшиеся у советского государства и неусыпно выпалывавшие ростки любого инакомыслия. Даже малейшие на то намеки. Даже саму возможность того.

Но школьник Миша распахивал и засеивал вполне безобидную делянку советской фантастики, которая посвящалась суровой и нелицеприятной критике капиталистических пороков стран заходящего солнца. И казалось, что Мишино будущее - как очередного среднестатистического советского писателя - вполне определенно. Ведь его рассказы печатали! Дважды в 75-м году, дважды в 76-м. Потом как-то еще в 78-м.

А потом перестали. Бабкин продолжал творить, параллельно закончив школу и поступив в институт. Но и в качестве студента Мишу все равно не печатали. Это было обидно и несправедливо. И горечь обиды нисколько не уменьшал тот факт, что почти одновременно - и даже несколько ранее перестали печатать и других фантастов, например братьев Стругацких.

Сейчас-то об этом легко говорить, а представьте, каково активно работающему писателю, когда его произведения не публикуют в течение - дайте посчитать... - почти 15 лет?!

Потом-то рассказы, написанные в период внешней "немоты", увидели свет - благодаря областной газете "Наше время" и ее приложению "Массаракш". Позже нового автора открыли для себя и московские издательства.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке