Десять мифов Второй мировой

Тема

Аннотация: «По крупповской броне звонко стучали клинки отважных варшавских жолнеров, об эту же броню ломались пики польской кавалерии. Под гусеницами танков погибло все живое…» «Все семь „Ил-2“, один за другим охваченные пламенем, рухнули в Ладожское озеро…» «Немецкое командование, встретив новые советские танки и видя бессилие своих противотанковых средств, переложило борьбу с „KB“ и „Т-34“ на плечи авиации, которая в то время господствовала в воздухе». Усилиями кинематографистов и публицистов создан целый ряд штампов и стереотипов о Второй мировой войне, не выдерживающих при ближайшем рассмотрении никакой критики. Алексей Исаев разбирает некоторые наиболее яркие мифы о самой большой войне в истории человечества: механизмы «блицкрига», роль автоматического оружия в армиях разных государств, счета асов-истребителей, боевое применение танков и кавалерии, первые шаги реактивной авиации. Рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся военной и политической историей 30–40-х годов прошлого века.

---------------------------------------------

Исаев Алексей Валериевич

Введение

Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно.

К. Клаузевиц

Посвящается А. З.

«Пьяные немецкие автоматчики шли в „психическую атаку“ за „тиграми“, „на него ехали десять танков, и он одного за другим подбивал их из выхватываемых один за другим из ящика „фаустов“, „кавалеристы пошли в самоубийственную атаку на танки“, „вместо обороны им приказали наступать“… Фразы, подобные этим, встречаются в мемуарной, исторической и публицистической литературе, посвященной Второй мировой войне, сплошь и рядом. Большая часть из них уже стала своего рода штампами, обязательными компонентами повествования. Если немецкий танк, то – „тигр“ или „пантера“, если самоходная артиллерийская установка – „фердинанд“. Если нужно изобразить солдата вермахта, то обязательными компонентами становятся закатанные рукава серой униформы, короткие сапоги и пистолет-пулемет „МП-40“ с крюком под стволом и коробчатым магазином. Советский солдат чаще изображается вооруженным трехлинейной винтовкой с игольчатым штыком. Ему постоянно чего-то не хватает, единственное средство борьбы с танками у него – длинноствольное тяжелое противотанковое ружье, которое попутно используется для стрельбы по самолетам. Советский солдат передвигается преимущественно на своих двоих, а лошадь в вермахте представляется просто какой-то дикостью – немецкие солдаты на страницах книг и в кинолентах до наших дней включительно перемещаются исключительно на грузовиках или гробообразных БТРах „Ганомаг“. В крайнем случае авторы или режиссеры сажают людей в серой униформе с закатанными рукавами и «МП-40“ в руках на мотоциклы.

Не везет, как правило, и командному составу нашей армии. Над командирами Красной Армии начальство постоянно измывается, вынуждая вместо сидения в теплом окопе наступать, бросаясь сотнями на строчащий пулемет в стиле «людской волны». У немецкого командования есть некий волшебный рецепт блицкрига, позволяющий со своей на 100% моторизованной армией, обходя все встречающиеся на дороге узлы сопротивления на грузовиках, с губными гармошками, почти не вступая в бой, продвигаться на сотни километров и захватывать огромные массы пленных. На короткое время их наступление останавливается выскакивающими из засады неуязвимыми «Т-34» и «KB», a уж окончательно блицкриг останавливается как вкопанный, после того как его встречают в долгожданной обороне, на которую талантливый командир из ранее репрессированных пошел вопреки приказам руководства.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке