Пробуждение любви (5 стр.)

Тема

Это не мое дело, сказала себе Брин. Она, конечно, хотела участвовать в жизни Майкла и после того, как закончится этот месяц, но высказываться по поводу выбора потенциальной мачехи для него уж точно не имела никакого права.

— И что ты думаешь? — спросила она Майкла.

— Здорово! — Он широко улыбнулся, легко выскочил из бассейна и поспешил к дому.

Сердце Брин билось у самого горла, когда она наблюдала за ним. Мальчик уже успел загореть, и его кожа стала почти такой же оливковой, как и у его отца. Майкл становился все более похожим на Алехандро Сантьяго буквально с каждым часом, проведенным здесь.

— Я думаю, это означало «да». Мы только переоденемся и присоединимся к вам здесь, внизу, — сказала она и, забрав журнал, последовала за Майклом.

— Я забыл вчера спросить вас, хорошо ли чувствуют себя ваши родители, — остановил ее Алехандро вопросом. — Вы ведь говорили с ними? — мягко спросил он.

Брин резко обернулась.

— Насколько это возможно в таких обстоятельствах.

Да, Алехандро мог только представить себе отчаяние своих собственных родителей, если бы нечто подобное случилось с ним или его братом. Или свое собственное отчаяние теперь, если бы беда коснулась Мигеля. Он провел совсем немного времени с сыном, но уже понял, что Мигель — крепкий и независимый малыш, жизнерадостный и приветливый по природе. Алехандро узнавал в Мигеле себя шестилетнего и гордился сыном.

Хотя Брин Салливан, считавшая его холодным и бессердечным, вряд ли поверит этому.

— Им, должно быть, очень тяжело.

— Да, — согласилась Брин. — Их прощание с Майклом накануне нашего отъезда было просто… душераздирающим.

Алехандро прекрасно понимал, что его появление в жизни Мигеля создало очень трудную ситуацию для всех.

— Мы недолго, — сказала Брин.

— Я не особенно тороплюсь, — пожал плечами Алехандро.

Некоторое время он наблюдал, как она шла к дому, а затем устало опустился в один из шезлонгов. Откинув голову и закрыв глаза, он подумал о том, как тяжело ему было с Антонией прошлым вечером. До такой степени, что в конце концов он сократил время своего визита и вернулся домой раньше, чем намеревался.

Его шестинедельное отсутствие, пока он решал вопросы, связанные с Мигелем, она восприняла слишком лично. И даже экзотическая красота Антонии не могла компенсировать собственнические замашки, которые она начала проявлять в отношении его. Она не имела на это права.

Неужели все женщины истерички? Истерично повела себя вчера Антония, истеричной была вероломная Франческа, а вот представить себе Брин, использующую крик и слезы, чтобы добиться своего, он не мог. Алехандро, скорее, согласился бы терпеть ее острый язычок, а лучше бы этот язычок… Он заставил себя остановить полет фантазии.

Он не может думать так о Брин, поскольку шансы на любовную связь между ними практически равны нулю. У него было много женщин с тех пор, как пять лет назад умерла Франческа, но это были короткие, быстро сходившие на нет отношения. Они не оставляли следа ни в его сердце, ни в жизни.

Алехандро покачал головой, понимая, что Брин никогда не пойдет на такую связь с ним. Кроме того, она была слишком эмоциональной, а с тех пор, как рухнул его брак, он сторонился проявления эмоций, как чумы.

Впрочем, какая связь, если они чувствовали исключительно неприязнь друг к другу?!

Вернувшись с Майклом несколько минут спустя, Брин в нерешительности остановилась возле Алехандро, расслабленно полулежавшего в шезлонге. Он казался моложе и … красивее, когда на его лице не доминировали холодные серебристо-серые глаза.

Этим утром вид у Алехандро был уставшим, хотя это и неудивительно после его ночной прогулки. Теперь Брин не сомневалась, что у него кто-то есть, и, похоже, он не допустит, чтобы появление Майкла отразилось на его отношениях с этой женщиной.

— Мы едем? — резко спросила Брин.

Алехандро сделал глубокий вдох, прежде чем открыть глаза. В присутствии этой женщины совершенно невозможно расслабиться! Особенно когда на ней этот зеленый топ, завязанный на шее и открывающий спину и ложбинку между грудями. И белые шорты, не скрывающие ее длинных, стройных ног.

— Да, — сказал он, поднимаясь.

Оставив Брин позади, Алехандро вместе с Мигелем направился к гаражам. Он был зол на себя за то, что не мог игнорировать красоту длинноногой Брин, как, впрочем, не смог бы любой нормальный мужчина.

Алехандро сам вел «мерседес», и в зеркале видел по улыбке на лице Мигеля, что тому очень нравится ехать в машине с открытым верхом. Труднее было определить реакцию Брин — она снова спряталась за темными очками. Наверняка мысленно оттачивает новые критические стрелы в его адрес.

Казалось, что бы он ни сделал, ему не добиться ее расположения. Каждое его слово, каждый поступок встречался с недоверием или того хуже — с презрением. А он привык совсем к другой реакции женщин на него.

С тех пор как ему исполнилось шестнадцать, внешность позволяла ему выбирать любых женщин, а в более зрелом возрасте к привлекательности добавилось богатство. Богатство и власть — лучшие афродизиаки для большинства женщин. Но Брин Салливан, похоже, именно за это его и возненавидела.

— Как вам остров? — спросил он, пытаясь завязать разговор.

— Очень красив, — чопорно ответила Брин.

— Здесь живет много художников. Думаю, вы получите удовольствие от посещения здешних художественных галерей.

— Может быть, — согласилась Брин. — А ваших охранников вы засунули в багажник? — не удержалась она от насмешки.

Лицо Алехандро омрачилось при этом очередном выпаде. Он пытался быть учтивым, так почему же эта женщина не пошла ему навстречу?

— Рауль и Рафаэль в машине позади нас, — сухо ответил он.

Брин бросила взгляд в боковое зеркало и увидела позади темный автомобиль, державшийся примерно в тридцати метрах от них.

Не было ничего удивительного в том, что остаток пути они не разговаривали между собой, хотя оба общались с Майклом, который задавал множество вопросов.

Брин с грустью мысленно поблагодарила ребенка. Впрочем, если бы не он, она никогда бы не встретила Алехандро Сантьяго — не так много испанских миллиардеров бродит по улицам Кембриджа.

За прошедшие годы Брин изредка встречалась с мужчинами — сначала со студентами, потом с коллегами-преподавателями. Они были симпатичными людьми, и она с удовольствием проводила с ними время. И все! В Алехандро Сантьяго за шесть недель борьбы с ним она не обнаружила ничего симпатичного и приятного — какое уж тут удовольствие от общения, если, даже просто сидя рядом с ним, она испытывает жар во всем теле.

— Дейа, — сообщил Алехандро с явным облегчением и припарковал машину рядом с отелем. Он предполагал, что они все вместе пообедают здесь по окончании его деловой встречи.

— Я закажу столик на час, — сказал он, открывая дверцу автомобиля.

— Уверена, Рауль и Рафаэль не дадут нам заблудиться.

Алехандро едва подавил очередную гневную вспышку. Предстоящая деловая встреча была очень важной, на ней должны были решаться довольно деликатные вопросы, и он не мог позволить себе прийти на нее нервным и раздраженным.

— Я тоже уверен в этом, — ответил он натянуто. — Позаботься о своей тете, Мигель, — добавил он, положив руки на плечи сына. Выражение его лица мгновенно смягчилось.

Майкл улыбнулся ему в ответ.

— Обычно тетя Бри заботится обо мне.

Алехандро покачал головой.

— В Испании мужчина должен заботиться о женщине, — серьезно объяснил он ребенку.

Брин в раздражении нахмурилась. Майкл всего лишь шестилетний малыш, господи боже!

— Мигелю нужно узнавать испанские традиции, — заявил Алехандро.

Брин вскинула подбородок, заметив вызов в холодных серых глазах.

— Вам понадобятся деньги…

— У меня есть деньги, благодарю вас, — быстро прервала она его, увидев, что Алехандро достает портмоне.

Он поднял брови.

— Я обращался к Мигелю…

— У меня достаточно денег и на Майкла, — заверила его Брин. Ее буквально трясло от злости. Пусть она всего лишь учительница, но она не возьмет деньги у этого человека даже в интересах Майкла. — Не смеем вас больше задерживать — у вас важная встреча.

Алехандро продолжал смотреть на нее несколько долгих секунд.

— В час дня, — коротко бросил он и ушел.

Брин решила забыть об Алехандро Сантьяго и его высокомерии хотя бы на пару часов, пока они с Майклом побродят по довольно славному городку.

К счастью, Рауль и Рафаэль ничем их не стесняли, хотя оба находились все время поблизости.

Когда они возвращались к отелю, Майкл держал ее за руку и прыгал рядом.

— Алех… папа хороший, как ты думаешь, тетя Брин? — Он поднял на нее глаза.

Хороший — это не про Алехандро Сантьяго. Но вопрос Майкла показал, что он заметил враждебность между ней и отцом, чего Брин очень не хотелось. Но это и неудивительно, если неприязнь проявлялась каждый раз, когда они оказывались рядом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке