Красавица-чудовище (28 стр.)

Тема

– Я думал, эффект подтяжки длится вечно.

– Что вы! Кожа все равно растягивается. Это естественный процесс. И те, кто желает видеть свое лицо гладким, идут на повторные операции.

– Так вот почему некоторые артистки становятся похожими на мумий к старости, – заметил Внуков. Бородин хотел подхватить эту тему, но вовремя понял, что следователь этими разговорами пытается усыпить бдительность допрашиваемого. Ввести в зону комфорта, чтобы выбить из нее вопросом в лоб. – А почему Виола обратилась за консультацией к вам, а не к тому, кто ей делал подтяжку?

– Не знаю. Причин может быть несколько. Например, он уже не практикует в Москве. Или ей не понравилась его работа.

Бородин догадывался, к чему ведет следователь. Но надеялся, что ошибается. Поэтому и отвечал так туманно.

– А третью девушку вы, значит, не узнаете?

– Нет.

– Посмотрите на нее внимательнее.

И сунул снимок Бородину в руки. На нем была изображена эффектная шатенка с лицом ангела и телом блудницы. Настоящая Анжелика маркиза ангелов!

– Это Анжелика Ангелова, – услышал Викентий голос следователя. – Девушка из эскорт-службы. Представляете, имя это настоящее! Оно вам ни о чем не говорит?

Бородин покачал головой.

– Что, даже не слышали его? А между тем оно было на слуху у многих два года назад. Об Анжелике писали в газетах, снимали телепередачи. Даже Малахов ей посвятил один из своих выпусков.

– Я не читаю газет, а телевизор смотрю редко – некогда.

– Девушку убили. Под подозрение попал один из ее клиентов, очень известный спортсмен. Но смог доказать свою невиновность. Дело до сих пор не закрыто.

– Вы зачем мне все это рассказываете?

– Чтобы вы перестали вводить следствие в заблуждение и начали говорить правду. Нам все известно, Викентий Сергеевич. Откуда, спросите вы? А я отвечу – ваш друг раскололся.

– Который?

– Аросев. И топил вас на допросе, что даже мне не по себе стало.

– Не верю.

– Видеозаписи, увы, предоставить не могу. А протокол допроса вас не убедит. – Внуков встал, подошел к кулеру и налил два стакана воды. Один себе, второй Викентию. – Вы ставили грудные импланты Анжелике. Не ваш друг, вы. Через месяц ее убили. Как еще одну вашу пациентку – Олесю Красотулю. Почерк идентичен. Наши эксперты уверены, их лишил жизни один и тот же человек. И это не знаменитый спортсмен, он уже за границей. Девушки не были знакомы. Нигде не пересекались. Их объединяло одно – обе они побывали под вашим скальпелем, господин Бородин.

– Это совпадение! Я понимаю, как это выглядит, но поверьте… Я не имею отношения к их смертям.

– И Виолу Лебедеву вы консультировали. Между прочим, с подачи вашего друга Аросева. Он ее к вам направил.

– И что? Она же не умерла.

– Этой ночью на нее было совершено нападение. Она чудом осталась жива.

Бородин обхватил голову руками. Что такое творится-то?

– У Аросева есть алиби на время смерти Красотули. Железное. У вас нет, – продолжил добивать его следователь. – Но хуже другое, вы врун, господин Бородин! Вы обманывали моего коллегу майора Карели и меня несколько минут назад. Человек, который не виновен, не будет утаивать информацию от следствия.

– О чем вы?

– О ваших отношениях с Олесей.

– Не было никаких…

– Да бросьте, – сурово перебил его Внуков. – Наши программисты «препарировали» ее компьютер и телефон. Вы общались с Красотулей очень тесно. Постоянно переписывались по электронной почте. Хотя говорили, что едва знакомы.

– Переписывались, да. Но и только. Вы же видели распечатки? Что там такого? Обычный треп! Да, я умолчал о том, что мы виртуально общались, но лишь для того, чтобы не вызвать подозрений.

– У нас есть только ее письма к вам. Ваши пока не восстановлены (она сразу удаляла все входящие). Но это вопрос времени. Расскажите, чем вы отвечали на ее послания.

– Я говорил уже вашему коллеге о том, что Олеся мне очень нравилась. Не как женщина, не подумайте. Скорее, как… – Бородин задумался. – Даже не могу сказать – человек. Объект! Вы смотрели «Пятый элемент»?

– Фильм Бессона с Брюсом Уиллисом и Милой Йовович? Давно.

– Там героиня – не человек. Существо. Объект. Сущность… Элемент. Вот Олеся была такой же. По крайней мере, я ее воспринимал так. Восхищался ее внутренним совершенством. Поэтому, когда она попросила меня дать координаты на случай, если ей понадобится моя консультация, я оставил личный адрес. И она написала спустя какое-то время, просила помощи. Но в делах сердечных. Сказала, что полюбила мужчину гораздо старше себя, с неудачным опытом семейной жизни. То есть похожего на меня.

– Она хотела совета?

– Советов. Во множественном числе. Сначала – как заинтересовать, открыться, не показаться навязчивой, затем – как удержать, стать незаменимой, склонить к браку, в конце концов. Я не спец в отношениях. Но я имел опыт. А Олеся нет. Мне кажется, у нее опыта не было вообще. Я о долгих, настоящих отношениях, а не о двух-трех свиданиях, закончившихся сексом. – Бородин сделал глоток воды. Она показалась невкусной. Как из лужи попил. – Мне так не хотелось, чтоб она наделала глупостей…

– Вы знаете имя ее избранника?

– Нет.

– Но догадываетесь, кто он?

– У меня есть предположение.

– Поделитесь.

– Друг и партнер отца. Фамилия у него смешная – Булкин. Она много времени проводила с его дочкой, своей ровесницей, может, и закрутилось у них с папашкой?

– Проверим. А что вы делали минувшей ночью? Часов эдак в двенадцать?

– Был дома.

– Один?

– Да… – Бородина так трясло, что он едва воду не разлил, когда стакан ко рту подносил. – Но в нападении на Виолу меня вообще глупо подозревать. С ней я точно знаком постольку-поскольку. И где она живет, не знаю.

– В наше время узнать о местонахождении человека – не проблема. Отследить по телефону, например.

– Да я и номера ее не знаю.

– Он есть в ее карте.

Бородину хотелось кричать. Или драться. Со следователем он не хотел проделывать того же, что с Норой, а вот врезать ему раз-другой, да. Тут, к счастью, прибыл адвокат, которого Бородин вызвал, когда ехал в машине, и Викентий смог немного расслабиться. Те десять тысяч, что не получила бывшая супруга, достанутся адвокату. Так пусть отрабатывает!

Глава 6

Кир шел по кладбищу, озираясь. Он не знал, где похоронена Олеся, вот и смотрел по сторонам, чтобы не пропустить ее могилы. В руках была охапка полевых цветов. Никто, кроме него, не знал, что Олеся любит именно такие. И Кир, чтобы нарвать букет, вышел за две остановки до кладбища.

Вот и могила Красотули! Земляной холм, укрытый венками и пожухшими цветами. На вершине табличка с именем, фамилией, датой смерти. Памятник поставят позже. Киру хотелось бы, чтоб он был из белого мрамора и с изображением ангела.

Он не сразу заметил коленопреклоненного человека у могилы. Он скрывался за огромным венком. Но когда Кир подошел, распрямил согнутую спину и посмотрел на него.

– Здравствуйте, – поприветствовал незнакомца Кир.

Тот кивнул в ответ. Затем поднялся на ноги, отряхнул с брюк землю. Судя по воспаленным глазам, мужчина плакал.

– Вы были другом Олеси? – спросил Кир.

– Можно и так сказать, – хрипло проговорил он.

– Меня зовут Кирилл. А вас?

– Это не важно.

– У вас грязь на штанине…

Мужчина опустил глаза, нашел земляное пятно, стал вытирать. Оно не отходило.

– Попробуйте водой. – Кир протянул ему бутылку минералки.

Пока незнакомец пытался привести в порядок брюки, Кирилл рассматривал его. Взрослый, невысокий, очень приятный. Одет хорошо, добротно. На запястье солидные часы. Видно, не бедствует.

Кто он?

Неужели тот самый…? Жених?

– Хотите выпить? – спросил он вдруг, закончив оттирать грязь. Пятно отошло не до конца, но хотя бы не бросалось в глаза.

– Я не пью, – ответил Кир.

– Жаль.

Мужчина пошел прочь.

– Подождите, – окликнул его Кир. – Я не буду пить алкоголь, но могу с вами посидеть.

Мужчина, несколько секунд подумав, ответил:

– Годится.

– Только я минут пять побуду здесь. Потом весь в вашем распоряжении.

– Буду ждать в машине. – Он назвал марку и номер. – А называть меня вы можете «Док».

Не ошибся он, значит, в предположениях. Тот самый таинственный жених.

Что ж, неплох. Но Кир ожидал большего. Когда представлял Дока, думал, что он невероятно притягателен и харизматичен. Эдакий сногсшибательный мерзавчик. А этот мужчина… Обычный. Привлекательный, да, успешный, но не из тех, кто может вскружить голову юной и прекрасной девушке.

Когда Док ушел, Кир возложил на могилу цветы. Постоял возле нее, поговорил с Олесей. Если бы не данное ее любовнику обещание, задержался бы на полчаса. Киру нравились кладбища. Они умиротворяли. Но только не во время похорон. Поэтому при возможности он избегал присутствия на погребениях, приезжал на могилу через несколько дней. Сидел или стоял возле нее какое-то время, а потом отправлялся гулять по погосту. Изучал памятники, рассматривал лица усопших на портретах, читал эпитафии, высчитывал, сколько прожил тот или иной человек, погребенный под слоем земли.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора