Асгард - город богов (история открытия)

Тема

---------------------------------------------

Щербаков Владимир

Владимир Иванович Щербаков

АСГАРД - ГОРОД БОГОВ

(история открытия)

ПРЕСВЕТЛОЙ ЗОЛОТОГЛАЗОЙ

АФРОДИТЕ-БОГОРОДИЦЕ,

ПЛЕНИТЕЛЬНЕЙШЕЙ ИЗ БОГИНЬ,

ПОСВЯЩАЕТСЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГОРОД СВЕТА

ЗОЛОТАЯ РОЩА

Это случилось задолго до того, как мне посчастливилось открыть Асгард золотой город с чертогами и дворцами, в которых когда-то жили боги скандинавских мифов. Золотым этот город остался только в памяти народа. На самом деле стены его дворцов были малиновыми или красными, и выстроен он был простыми мастерами своего дела и не на небе, как утверждалось, а на земле.

Еще точнее: шел год семьдесят третий... В конце сентября на побережье Черного моря выдался ясный день, но после обеда ветер гнал волну, и никто уже не купался. Это, разумеется, не относилось ко мне, потому что я только что прилетел из Москвы, был рад солнцу и даже ветру и вскоре окунулся в теплую воду.

Сначала я забрел к северу от Хосты, пригорода Сочи, километра на два. Там вообще никого не бывает в конце сентября, и мне нужно было бы быть осторожнее. Позднее, через несколько лет, я боялся этих первых дней, обманчивых, как само море. Когда прилетаешь - еще немного покачивает. "Будь начеку!" - шепчет подсознание. Но я тогда еще был глух к этому потаенному голосу и, даже если слышал его, не обращал внимания. Итак, я вошел в воду в довольно диком месте, поплыл быстро и легко, как мне показалось. Не знаю, сколько прошло времени. Оглянулся, повернул назад. До берега - далеко. Нет, я не испугался. Плыл и плыл, но вот когда берег был рядом, я вдруг понял, что на море не меньше четырех баллов и я не могу коснуться ногами дна. Я отплыл, снова повернул к берегу - туда, где волны косо ложились на гальку. Но и на другом берегу лукоморья мне не удалось выйти из воды. Она пенилась и отбрасывала меня с шумом, с грохотом, сметая гальку и не подпуская меня к ней ближе двенадцати метров. Вдруг я понял, что эти метры для меня непреодолимы. Пришел страх. Помню, какими ватными сделались мои руки. Я убеждал себя, что страх - мой главный враг. Так оно и было. Что ж, еще попытка, еще, еще, и все напрасно. Я устал.

И на этот раз пришел настоящий страх, неповторимый, как сама смерть. Еще несколько минут меня болтало, но я держался. Потом хлебнул воды. Скрылось солнце, скрылось небо. Все перевернулось. Скорее всего, я не смогу описать это состояние, даже если очень захочу это сделать. Но мне никогда не захочется. Ручаюсь за это. Часть страха не ушла, она во мне с тех пор.

Так вот, теряя сознание, смирившись с участью, я уже ничего не слышал и ничего не видел. Меня не стало. И за этим мигом тьмы возник далекий просвет.

Сначала был тоннель, по которому я будто бы летел вверх. Вверх! И там, вверху, был серебристый купол. Но не было ни моря, ни неба, ни берега. Меня тоже не было, как я понял чуть позднее. Только тоннель и купол.

Что-то произошло. Мое сознание будто бы еще не угасло, и я увидел сверху красные стены, окружавшие удивительный город, храм у городской стены с рядами изумительных колонн и красной рощей, подступившей к самым колоннам, к стенам города.

Тогда я еще не верил в бессмертие души, не догадывался, что это за красная роща и что за город. Впрочем, все по порядку.

Видение города исчезло. Меня выбросило на прибрежную гальку. Не помню, как это произошло. Очнулся под грохот прибоя в тот удивительный сентябрьский день. Надо мной было небо с быстрыми облаками, по правую руку от меня - крутой зеленый берег, склон горы Ахун, по левую - бушующее Черное море. Понт Эвксинский, как некогда называли его древние. Я лежал за большим камнем, через который меня перебросила шальная волна.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке