Аудиенция

Тема

---------------------------------------------

Штейнмюллер Карл-Хайнц

Карл-Хайнц ШТЕЙНМЮЛЛЕР

- Но ты же меня знаешь, Марсель, - сказал я дежурному гренадеру и стряхнул с туфель пыль. Солдат не желал меня слушать; Марсель никогда не хотел меня узнавать, если стоял, одетый в свою униформу, у дворцового подъезда. Он лишь коротко буркнул: "Документы", и тотчас снова плотно сжал губы и сощурил глаза, последнее он сделал из-за солнца. Ничего не поделаешь - я покорно полез в свой портфель, вытащил маленькую желтую карточку и поднес ее к самому носу несговорчивого стажа. Он достал компостер и выбыбил на тонком картоне дату.

- Проходите.

Я прошел через ворота к пропусктному пункту, быстро смахнув по дороге пот со лба. Усатый писарь в серой накидке молча протянул руку за моим удовстоверением и преписал к себе в книгу несколько столдбцов шифрованных каракулей. Теперь я мог идти дальше.

Дорога была отмечена длинными белыми стрелками и вела наверх, в бельэтаж, по лестнице, на перилах которой примостились ангелочки с серьезными физиономиями. Я вошел в канцелярияю бельэтажа. Человек в ливрее как раз разбирал большую гору полоосатых зелоено-голубых бланков с отказами. Я кашлянул. Он медленно поднял глаза, проворчал что-то вроде: "Вот, мешают работать", и начал разбирать следующую кучу. Лишь после того, как паследний бланк был в десятый раз превернут с одной стороны на другую, чиновник сказал, обращаясь ко мне:

- Удостоверение А. Контрольная карта. И контрольный талон.

Я оторвал первый талон и протянул ему через стол. Он бросил его в пыльный архивный ящик, затем перелистал удостоверение и со скорбной мной вернул его мне. Видимо, оно было в полном порядке.

- Комната 75-С, по правой стороне, за дворцовой лестницей Дельта.

Я удивленно посмотрел на него.

- Реорганизаовали, - нехотя пояснил он. Я осторожно закрыл дверь и тяжело зашагал направо по массивным, багряного цвета, каменным плитам, блестевшим на солнце. Эта реорганизация убила последние остатки моего радостного летнего настроения. Было и так достаточно трудно находить дорогу, путь предстоял длинный-длинный. Кто знает, дойду ли я когда-нибудь... И попаду ли на аудиенцию вовремя... А ведь попасть туда я должен всенепремено.

В комнате 75-С обитала бумажная душонка - сморщенный человек, который раньше всегда стоял у канцелярского шкафа в кабинете 0-23 Альфа. Сегодня он сам выдавал бланки: ходатайство об изготовлении документа, разрешающего выход в аудиенц-зал, бумага, подтверждающая обоснованность ходатайства, контрольный запрос общего вида. И пять карточек с трехзначными номерами очередей в следующие кабинеты. Да еще секретный информационный листок, который следовало уничтожить сразу после прочтения, - в нем сообщалось о результатах реорганизации ни теретьем этаже. Надо надеяться, я там никодга не окажусь! Мне было бы интерснее узнать, какие перемены произошли на первом этаже. Ведь здесь находились важные информационные бюро, а также выходы и входы. Сведения о них держались в строгом секрете.

Я подошел к комнате с табличкой "Рефракторская R-К", постучался и предстал перед дежурным рефрактором. Держа в руке секундомер, он покачал головой, так как я появился с опозданием:

- Десять секунд!

За его спиной из ствола пневмопочты со щелчком упала капсула. Он осторожно открыл ее - иногда туда попадали мыши - и сказал мне:

- Так. Вы должны еще раз сходить в 75-С, у вас не хватает марки допуска в помещение.

Я помчался назад, мимо гренадера, стоявшего по-прежнему неподвижно, как колонна. Ведь могли бы послать марку мне вдогонку в капсуле пневмомочты, да где уж там - почта, видите ли, предназначена только для так называемых внутриведомственных служебных сообщений.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке