Мятежники с Баунти (3 стр.)

Тема

Уж он с ним разберется!

— Хайвард! Халлет! — закричал Кристиан, повернувшись к двум офицерам, не обращая внимания на вопли Черчиля, — спускайтесь в баркас!

— Что я сделал худого, Кристиан, откуда такая жестокость? — взмолился Хайвард. — Ведь вы посылаете меня на верную смерть!

— Всякие препирательства бесполезны! Повинуйтесь, а не то… Фрейер, и вы тоже — на баркас!

Но офицеры, вместо того чтобы двигаться к баркасу, подошли к Блаю, и Фрейер, наиболее решительный из всех, наклонился к нему и сказал:

— Капитан, хотите попробовать снова овладеть кораблем? Правда, мы безоружны, но если напасть внезапно, они вряд ли устоят. Может, некоторые из нас будут убиты — ну что ж? Попытаться все равно стоит. Как полагаете?

Офицеры уже готовились броситься на бунтовщиков, занятых спуском баркаса со шлюп-блоков, но от Черчиля не ускользнули их быстрые переговоры. Он приказал нескольким вооруженным матросам окружить арестованных и заставить спуститься в баркас.

— Милворд, Муспрат, Брикет и вы тоже, — бросил детина нескольким морякам, не участвовавшим в мятеже, — бегом в кубрик [9] и захватите все, что имеете ценного. Будете сопровождать Блая. Ты, Моррисон, постереги этих молодчиков! А ты, Парсел, можешь забрать с собой ящик с плотницким инструментом, я разрешаю.

Две мачты с парусами, немного гвоздей, одна пила, полрулона холста для парусов, четыре небольших бака воды вместимостью сто двадцать пять литров, сто пятьдесят фунтов сухарей, тридцать два фунта соленой свинины, шесть бутылок вина, шесть бутылок рому — винный запас капитана, — вот все, что изгнанникам разрешили взять с собой, если не считать трех заржавленных сабель.

— А где же Хейвуд и Стюард? — спросил капитан, спустившись в баркас. — Тоже предали меня?

Хейвуд и Стюард его не предали, но Кристиан решил оставить их на корабле.

Пережив минутный приступ отчаяния и вполне извинительной слабости, Блай сказал:

— Кристиан, клянусь честью забыть все, что здесь произошло, если вы образумитесь! Умоляю, подумайте о моей жене и детях! Если я умру, что с ними станет!

— Если бы у вас была честь, — отрубил Кристиан. — события не зашли бы так далеко. Если бы вы сами хоть немного думали о своей семье, а также о наших семьях, вы не были бы таким жестоким и несправедливым.

Перед отплытием боцман тоже попытался смягчить Кристиана. По ничего не добился.

— Слишком долго я страдал, — с горечью ответил старпом. — Вы не знаете, какие муки пришлось мне претерпеть! Ведь в этом плавании со мной, вторым человеком на корабле, Блай обращался как с последним псом! Однако не хочу быть слишком жестким и лишать морского офицера всякой надежды на спасение! Смит, спуститесь в каюту капитана и принесите ему одежду, документы, судовой журнал и портфель с навигационными картами и секстантом [10] . Дадим этому человеку шанс спасти себя и товарищей.

Приказы Кристиана были выполнены, хотя и без всякого энтузиазма.

— A теперь, Моррисон, отдай швартовы, — крикнул второй человек на корабле, ставший первым, — и да поможет нам Бог!

Пока мятежники провожали насмешками капитана Блая и его несчастных спутников, Кристиан стоял на палубе и не мог оторвать глаз от удалявшегося баркаса. Храбрый офицер, за честность и прямоту заслуживший похвалы от всех капитанов, под чьей командой он плавал, стал лишь вожаком банды головорезов и теперь никогда не сможет вернуться домой повидать старую мать и невесту, взглянуть на далекие берега острова Мэн [11] — своей родины. Он чувствовал, что сам потерял к себе уважение и опозорился в чужих глазах. За виной уже следовало возмездие!

Глава II

ИЗГНАННИКИ

Небольшой баркас с девятнадцатью пассажирами и маленьким запасом провизии был так перегружен, что борта лишь на пятнадцать дюймов [12] выступали над уровнем моря.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке