Мятежники с Баунти (2 стр.)

Тема

Что до экипажа, то большинство отдалось общему порыву, а остальные, безоружные, без вожака, стали просто зрителями разворачивавшейся драмы.

Все выстроились на палубе в полном молчании и следили, как поведет себя полуодетый, с высоко поднятой головой человек, перед которым все на судне привыкли трепетать.

— Блай, — резко бросил Кристиан, — вы сняты с поста капитана корабля!

— Я не признаю за вами права… — начал арестованный.

— Это бесполезные препирательства, — прерывая его, закричал старпом. — Сейчас я — представитель экипажа «Баунти». Не успели мы покинуть Англию, как гнусными подозрениями и грубыми окриками вы начали преследовать и офицеров, и матросов. Никто никогда не получал от вас заслуженного поощрения. Вы с презрением отвергали все наши упреки! Только и слышалось — «подлецы, разбойники, подонки, ворюги». Ни одна живая душа не в силах долго выносить подобное обращение! Даже меня вы не пощадили — соотечественника, знакомого с вашей семьей, совершившего под вашей командой два далеких плавания. Обвинили вчера в краже каких-то жалких плодов! Что же говорить об остальных! За малейшую провинность — в кандалы! За всякий пустяк — двадцать пять ударов кнутом! Так вот, наступает час расплаты. Вы были слишком щедры, раздавая наказания, Блай! Несправедливость, бессмысленные обвинения, нравственные и физические пытки, которыми вот уж полтора года вы терзаете экипаж, придется теперь искупить, да, искупить дорогой ценой! Капитан, те, кого вы оскорбляли, признали вас виновным и приговорили… Правильно я сказал, друзья?

— Да! Да! К смерти! — раздались исступленные крики.

— Капитан Блай, — продолжал Кристиан, — одни матросы предлагают вздернуть вас на веревке между небом и морской пучиной, другие — засечь до смерти кошкой-девятихвосткой [8] . Какое же у них бескрылое воображение! Есть гораздо лучший выход из положения. Для вас и для тех, кто покорно выполнял ваши жестокие приказы. Голод, волны и ветер бывают пострашнее петли и плечи. Эй! Спустите на воду баркас!

Последние слова Кристиан вызвали недовольный ропот, на что он, однако, не обратил внимания.

Блай, которого не испугали угрозы, воспользовался наступившей тишиной и обратился к экипажу:

— Офицеры и матросы! Я, как верный слуга Его Величества и капитан «Баунти», протестую против того, что сейчас происходит. Недовольные тем, как я командовал кораблем, могут подать жалобу в трибунал. Подумайте, зачем идти на столь тяжкое преступление: поднять руку на капитана — значит начать мятеж, посягнуть на закон, стать разбойниками. Вам будет навсегда запрещен въезд на родину. Рано или поздно предателей и бунтовщиков ожидает позорная смерть. Вспомните о чести, долге и присяге!

— Мы прекрасно знаем, на что обрекаем себя, — ответил Черчиль.

— Хватит! Хватит! — в нетерпении закричали матросы.

— Ну что ж, если вам непременно нужна жертва, — сказал Блай, — пусть ею буду я, но я один! Те, кто только выполнял мои приказы, невиновны!

Но тут поток проклятий вновь прервал капитана. Разубедить в чем-либо ожесточившихся людей было невозможно.

И вот начались приготовления к задуманному. Однако тотчас между старпомом и несколькими мятежниками, хотевшими Блая и его спутников отправить в море без оружия и крошки хлеба, разгорелся бурный спор.

Черчиль и некоторые другие считали, что моряки, не принимавшие участия в заговоре, ненадежны и тоже должны покинуть корабль. Да и наказание для капитана придумано слишком мягкое. У Черчиля до сих пор болит спина от побоев кнутом за дезертирство на Гаити. Самый лучший и быстрый способ залечить его раны — сразу выдать ему Блая.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора