Мистерии Осириса: Заговор сил зла (3 стр.)

Тема

По краю канала стояли триста шестьдесят пять жертвенных столов, что свидетельствовало о небесном пире, длящемся весь год.

Из легкой ладьи вышли генералы Сепи и Несмонту, Великий Казначей Сенанкх и Хранитель Царской Печати Сехотеп. Отсутствовал только один посвященный, отправленный со специальной миссией.

Во время торжественного шествия внесли реликварий в виде четырех львов, прижавшихся спинами друг к другу. В центре полого цилиндра находился обелиск. Он воплощал почитаемый всеми камень — опору, созданную в самом начале времен, ту опору, вокруг которой находился весь мир.

Четверо мужчин опустили реликварий рядом с акацией. Львы — неусыпные стражи, не смыкавшие глаз, — проглотили бы любого агрессора, если бы тот посмел приблизиться к Древу Жизни.

Супруги воткнули по перу страуса в крышку. Перо символизировало Маат — справедливость, порядок и гармонию — основу жизни Египета. Маат — божественный свет, сама стала жертвой, питавшей землю фараонов.

Дул холодный ветер.

— Посмотрите туда! — воскликнул генерал Несмонту.

На вершине голой скалы, на пустынной дорожке из ниоткуда появился шакал. Черными с огненным отблеском глазами он глядел на исполнявших ритуал.

— Дух Абидоса благословляет наш поступок, — сказала царица. — Глава живущих на Западе [4] , тех, кто умер и стал Справедливым, почтил нас своим присутствием и благословил на продолжение наших поисков.

Этот знак благословения свыше утвердил Сесостриса в его решимости изменить украшение священного острова.

— Посадите по акации на севере, юге, западе и востоке, — приказал он.

Члены Золотого Круга Абидоса повиновались. Так Древо Жизни окажется под защитой четырех сыновей Хора, которые отныне станут бдительно следить за местопребыванием Осириса. Они, свидетели его воскрешения, станут действенным талисманом против смерти.

После освящения посадок монарх отправился посетить свой новый город, Землю Выносливых [5] , где жили строители его храма и его гробницы. Там царила гнетущая атмосфера, но ни один из рабочих не оставлял своего дела. Монарх не допустил бы и малейшей небрежности на земле Осириса, где решалась судьба всего Египта.

По окончании инспекции царь удалился в свои покои, куда велел позвать юную жрицу.

— Благодаря сведениям, найденным тобой в старинных текстах, — сказал он, — я предпринял максимум усилий и ряд предосторожностей, чтобы продлить жизнь акации. Но дела идут все хуже.

— Я продолжу свои поиски, Великий Царь.

— Главное не оставляй их. Несчастье, постигшее Абидос, совсем не случайно и, возможно, имеет множество причин. Одна из них, может быть, кроется именно здесь.

— Что мне нужно понять?

— Жрецы Абидоса должны вести себя безупречно. Если это не так, в магической стене, воздвигнутой, чтобы уберечь Осириса от малейших посягательств, образуется брешь. Поэтому, прошу тебя, будь бдительной и обращай внимание на все мелочи.

— Все будет, как вы пожелаете, и я не премину предупредить Безволосого.

— Ты предупредишь только меня и никого другого. Ты можешь уезжать и возвращаться когда тебе угодно, ведь тебе понадобится не раз покидать Абидос.

Хотя эта обязанность и была нелегка для нее, жрица склонилась перед фараоном. Только здесь ее жизнь обретала свой смысл. Она любила эти места, где время было неизмеримо, любила надписи на каждом из старинных камней огромного храма, любила ежедневные ритуалы. Она делила с посвященными работу духа и разума, что с самого возникновения города Осириса сопутствовала его таинствам. Абидос был ее землей, ее миром, ее вселенной.

Но приказ фараона, гаранта самого существования этих мест, не обсуждался.

2

Секари, нахмурившись и время от времени почесывая круглый живот, сосредоточенно работал в саду.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке