Войны охотников за головами-1: Мандалопский доспех (3 стр.)

Тема

Самое лучшее было бы сейчас отыскать какого-нибудь счастливчика, которому не терпится заплатить за свое спасение. Или отыскать что-нибудь ценное.

Покойный был очень богат, вполне достаточно, чтобы слетелись все стервятники Татуина.

Но Денгар увидел лишь разбросанные по песку обломки баржи и изуродованные, иногда обгоревшие трупы.

На них не стоило тратить время. Все ценное, что у них было, уже медленно путешествовало вдоль дальних барханов в брюхах песчаных краулеров. Здесь остались лишь кости и мусор.

Может быть, посидеть здесь? И подождать. Денгар запрокинул голову к небу. Где-то там, невидимая отсюда, в его корабле летела его невеста Манароо. Он сам послал ее туда — на разведку. Как только закончит, сразу вернется за ним.

Злость на себя и досада на несправедливость Галактики сменились удивлением — киль вдруг встал почти вертикально. Бинокль выскользнул из руки, все равно пришлось вцепиться в шпангоут двумя руками.

Дюнное море словно решило превратиться в бушующий океан, и в нем шли ко дну останки баржи.

Искореженный, гнутый металл ударил по патронташу, перекинутому через плечо, когда килевой брус вновь ожил. Колыхнулись соседние дюны, потекли, как будто волны; одна вдруг обрушилась внутрь себя, обнажая скальные края останца, В воздух поднялось темное облако мелкой пыли.

В центре пострадавшего бархана образовалась дыра, в которую ссыпался песок. По пустыне пробежал очередной спазм, килевой брус развернулся, чуть не сбросив цепляющегося за него Денгара. Ноги сорвались; охотник машинально посмотрел вниз, мимо собственных ботинок, и увидел, что края дыры и стены уходящего внутрь планеты туннеля утыканы острыми зубьями.

Челюсти жадно чавкнули. Денгар выругался на родном языке. Болтаясь в воздухе над гигантской пастью без возможности сбежать, он проклинал собственную глупость. Как-то не пришло в голову, кого могло разбудить его присутствие и насколько голодным будет проснувшийся.

Великий провал Каркун стал шире, в пасть слепого, все переваривающего сарлакка обрушилась лавина мелких камней и песка. В нос горячим — гораздо горячее тех, что гуляют по Дюнному морю, — ветром ударила вонь.

Киль накренился к воронке, потом все же застрял между двух останцов. Денгар спрятал лицо, мимо него в глотку ненасытного червя ссыпались обломки баржи. Не хватало еще, чтобы особо крупная деревяха вышибла из охотника дух и прихватила с собой вниз. Мало ему, что он болтается в паре метров от острых зубов.

Одну ногу закинуть на брус удалось, вторую тоже. Охотник примерился и, изо всех сил оттолкнувшись, прыгнул как можно дальше. Он ударился животом о край воронки, сухой песок предательски ускользал, но Денгар упрямо барахтался, брыкался и полз — прямо к ослепительному и безоблачному небу впереди.

Ничего йавам не достанется,.. Денгар лежал на спине, жмурясь, разглядывал небеса (по лицу текли слезы, выжимаемые двойными солнцами) и ждал, когда новый толчок сведет на нет его усилия. Мыслительный процесс проходил с перебоями. Под толщей песка наверняка скрыто много ценных вещей… мини-землетрясение выкинуло их на поверхность, но маленькие мародеры их не получат, если только, конечно, не захотят нырнуть в пасть к сарлакку.

Дюнное море затихло. Денгар полежал еще немного, успокаивая дыхание и сердечный ритм, затем поднялся на ноги. Кажется, сарлакк втянул голову и переваривал урванные на обед куски. Или, по крайней мере, пытался. Если поторопиться, можно отползти на достаточно безопасное расстояние. Отряхиваясь от песка, Денгар потопал вверх по бархану.

И не останавливался, пока между ним и провалом не оказалось целых три дюны. Потом оглянулся. К его изумлению, остов баржи так и остался торчать из песка в центре сарлакковой норы. Денгар протер глаза.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке