Оружие массового восхищения (34 стр.)

Тема

Эта пожилая женщина произвела на нее сильное впечатление еще при первом знакомстве – тогда, в саду, как-то по-дурацки захотелось ей понравиться. А сейчас в голосе Маргариты Александровны было столько искренности и… заботы – непривычной заботы, что иного ответа быть не могло.

Алиса, как в замедленной съемке, включила воду и потушила сигарету. «Брошу курить… наверное», – подумала она, тяжело вздыхая.

* * *

За столом Маргарита Александровна не задавала никаких каверзных вопросов, чем очень удивила Алису. Немного рассказывала о себе, о Максиме Юрьевиче, о муже и усиленно кормила бутербродами с икрой и прочими закусками.

– Очень вы мало едите, – недовольно ворчала она, собираясь за горячим, – что один, что второй – оба худые.

– Обещаю съесть два ваших знаменитых голубца, – засмеялся Костя, разливая минеральную воду по высоким стаканам.

Маргарита Александровна ушла на кухню, а в столовой повисла минутная тишина.

– А чего это ты сегодня за мной не следил? – спросила Алиса.

– Решил, что смысла уже нет.

– Почему?

– Как ты поступила с фотографиями?

Тонкая бровь Алисы вопросительно приподнялась.

– А как я должна была с ними поступить?

– Со мной тебе необязательно играть в кошки-мышки. – Костя подался вперед и схватил Алису за руку. Попалась? – Пустое занятие.

– Фотографии лежат у меня дома, – выдохнула она, глядя ему в глаза. – И твои вопросы мне непонятны.

– Так уж и непонятны? – Костя крепче сжал пальцы. – А как насчет журнала «Желтая правда»?

– А никак!

Он улыбнулся:

– Ты хотела продать снимки? Или собиралась отдать их просто так?

Алиса сощурилась и высвободила руку. Первый раз она задумалась о том, что все недавние поступки Кости не являются искренними. Она – часть его работы, и, возможно, таким образом он всего лишь стремится оградить своего начальника от проблем. Но как приятны его прикосновения… Что ж, она готова ответить на его вопросы.

Костя смотрел на Алису внимательно, пытаясь угадать ее мысли. Да дождись ты хотя бы результатов экспертизы, а потом будешь решать, что тебе делать с фотографиями. Отец он тебе или не отец – ты же сама толком не знаешь… И Северов, и твоя мать заблудились в трех соснах и выбраться не могут… подожди.

«Она их не отправила… нет… иначе бы не пришла сегодня в этот дом».

– Да, – кивнула Алиса. – Я хотела продать фотографии.

– Зачем?

– Я профессиональный папарацци и этим зарабатываю себе на жизнь.

«Ё…» – пронеслось в голове Кости.

«Вот тебе и кошки-мышки», – наслаждаясь произведенным эффектом, хмыкнула про себя Алиса.

– А теперь приготовьте тарелки для голубцов, – пропела Маргарита Александровна, внося в столовую глубокое блюдо, – если бы вы знали, сколько я промучалась с подливкой… Только попробуйте сказать, что невкусно, и не попросить добавки!

Глава 17

– Не беспокойтесь, Маргарита Александровна, я довезу ее до подъезда, – заверил Костя и захлопнул дверцу машины со стороны Алисы.

– Соблюдай скоростной режим.

– Непременно.

Он сел за руль и завел мотор, а Алиса поежилась. Больно голос у него… металлический.

– Доброго пути, – пожелала Маргарита Александровна и, махнув рукой, развернулась к дому. Молодежь уезжает рано, но для первого раза встреча прошла неплохо. Тома, кстати, еще не вернулась – пустячок, а приятно. Она подняла глаза к небу, потемневшему из-за туч, и поспешила убрать со скамейки оставленную Максимом книгу. Дождь собирается.

Костя вырулил из поселка и свернул в сторону Москвы. Вопросов было предостаточно, и он надеялся получить на них правдивые ответы.

– Северов твой отец?

– Не-а.

– Понятно.

– Я это придумала, чтобы выкрутиться и чтобы сделать побольше фотографий. Он действительно много лет назад встречался с моей матерью. – Алиса пожала плечами, но внутри что-то ухнуло и покатилось вниз. Мамочка-а-а… – Так получилось. Само собой.

– Ну, конечно.

– А не надо было меня преследовать, отбирать фотоаппарат и пихать в машину!

– Всыпать бы тебе хорошенько.

– Сами виноваты.

Отчасти она была права, но Косте от этого спокойней не стало. Повернув голову, он задумчиво посмотрел на Алису.

Папарацци.

Она.

Н-да…

– А почему ты не продала фотографии Северова?

– Потому что.

– Как насчет подробностей?

– Мимо.

– Дело в твоей матери, так ведь?

– Нет.

– Да.

Максим Юрьевич Северов не позабыл Дану Григорьевну Бестужеву – это Костя понял сразу. По волнению, по растерянности, по голосу, словам и поступкам. Но и она, похоже, испытывает к нему точно такие же чувства. Настоящая любовь не ржавеет. Люди в силу недальновидности, занятости, гордости могут не сразу разобраться в себе, но рано или поздно реальность стучится в сердце.

Когда Дана приезжала за Алисой, Костя цепко следил за каждым ее жестом, оценивал каждое слово – она неравнодушна к Северову, и в ее душе плещется не только злость… Не ржавеет любовь, не ржавеет…

– А Тамара? – тихо произнесла Алиса. – Они действительно планируют пожениться?

– Вроде весной собираются. – Костя включил «поворотник» и сбавил скорость. Его мобильный загудел, и он ответил на звонок. Поговорив недолго с Северовым, пообещав: «Через час буду», он свернул на перекрестке.

– Здесь налево, – расстроенно буркнула Алиса.

– Я знаю, – он улыбнулся. – Пожалуй, я опять напрошусь к тебе в гости.

– Да?

– Сейчас на меня свалилось одно дело… Если не возражаешь, я заеду вечером. В твоем телефоне должен был остаться мой номер – звони, если соскучишься.

– И не подумаю, – фыркнула она, сдерживая радость.

* * *

Тома изучила список, дополненный плюсиками, и с чувством выполненного долга убрала его в сумку. Покупки не тяжелые и много места не занимают (всего-то один целлофановый пакет), пожалуй, она еще забежит в книжный и посмотрит новинки в разделах психологии и медицины.

Прохаживаясь мимо полок, водя пальцем по корешкам, Тома качала головой и непрерывно думала о Максиме Юрьевиче Северове. Он стал другим. Еще недавно она беспокоилась, что он слишком много работает, а теперь появились волнения иного рода – он мало работает. То есть Максим несобран, он перестал заранее планировать следующий день, опаздывает, по полчаса смотрит в одну точку, забросил следующую книгу, отменил несколько важных встреч. Его голос стал мягче (а для лидера партии это бесспорный минус), он похудел. Кстати, о здоровье… Ест теперь Максим ту пищу, к которой всегда был равнодушен. И ест он ее так, будто раньше и не знал, что такое существует на свете. А не вредно ли это? И не связаны ли такие перемены с его душевным состоянием? Может, он потерял веру в себя? А как же карьера? Избиратели? Он не вправе отступать!

Тома взяла с полки книгу Зигмунда Фрейда «Очерки по психологии сексуальности» и пролистнула страницы. Странно, за то время, что она проживает в доме Максима, он ни разу не постучался ночью в ее дверь. А для мужчины его возраста очень важен регулярный секс. Скольких болезней можно избежать, если… Хм. Тома закрыла книгу и направилась к кассе. Тут есть о чем подумать…

М-м-м… да.

Да.

Почему же ей раньше не приходило в голову самой постучаться в его дверь?

Непонятно…

Нужно постоянно удивлять близкого человека. Так рекомендуют многие психологи и так было написано в одной очень хорошей книжке, которую она прочитала перед тем, как решила устроить Максиму первый сюрприз – неожиданный визит в его дом. И теперь очередь за вторым сюрпризом и за третьим…

Она навестит его днем. Завтра. По пятницам Максим встречается со своими читателями и избирателями в культурном центре фонда «Просвет» – после такой эмоциональной нагрузки ему будет полезно провести час-два в ее обществе. Они могут прогуляться по парку или посидеть в кафе.

Она навестит его ночью. Опять же – завтра. Конец недели… усталость, накопившаяся за трудовые будни… тяжелые мысли… и – аккордный всплеск, ведущий к полной релаксации!

– Только так и никак иначе, – Тома расплатилась и вышла из магазина.

* * *

Во сколько начинается вечер? Они вернулись приблизительно в шесть, а сейчас уже восемь. Алиса метнулась к зеркалу, потом к окну, потом опять к зеркалу, потом опять к окну. Уронила расческу, споткнулась о край ковра, издала досадливое «блин», посмотрела на часы и остановилась посреди комнаты.

Заплести волосы или не надо?

Приглушить свет или, наоборот, везде зажечь?

– У меня свидание или нет? – спросила она себя. Подошла к дивану и села на край.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке