Лазарь (28 стр.)

Тема

На каждый оконный проем были направлены снайперские винтовки, автоматические карабины и табельные «беретты».

Браскин и Малдер прижались к стене, готовые взбежать на крыльцо.

— Все готовы? Что слышно от наружного наблюдения? — прошептал Призрак.

— Никак не могут понять, что там происходит. Ерунда какая-то.

В единственной комнатке окруженного дома, где отчетливо фиксировались движение и звуки человеческой речи, происходило что-то граничащее с групповым помешательством.

—У меня осталась еще одна ампула твоего лекарства, — жарко шептала Лула Филипс, подползая к наставленному на нее пистолету. — Она в той комнате. Давай я принесу. Давай? Принесу тебе твое лекарство, и ты выздоровеешь, — припав к умирающему на грудь, она осыпала его ласками. — Я люблю тебя! Я же люблю тебя, малыш.

— Нет! — стонал Уиллис. Его заострившееся лицо было залито слезами, но оружия он не отводил.

Не обращая внимания на холодный ствол, уткнувшийся ей в горло, под подбородок, Лула гладила мокрую двухдневную щетину и шептала, шептала не останавливаясь:

— Послушай, дорогой мой, мы еще можем удрать. У нас остался шанс.

— Я так не думаю малышка. — Та часть сознания, которая принадлежала Джеку Уиллису, прекрасно поняла, что означает визит сладкоречивого проповедника. — На этот раз никуда мы не удерем.

— Джек! — резко бросила Дана. Если бы она могла отлепиться от этой чертовой батареи! — Брось пистолет!

— Помнишь свет, о котором я говорил? Свет в конце длинного черного тоннеля? — умирающий плакал, не замечая своих слез. — Он очень красив, — он снял оружие с предохранителя и взвел курок. — Там, на том свете, тебе не нужно будет бояться.

Он последним усилием накрыл губы женщины поцелуем и прижал к ее ребрам пистолет.

Затем все произошло одновременно, и множество звуков слилось в единую какофонию.

Пронзительно закричала Скалли. Взвизгнула Лула. Грохнул выстрел. С треском вылетела входная дверь. Еле слышно застонал Уиллис, опрокинувшийся на стену под тяжестью тела Лулы. Чуть ли не опережая собственный крик: «ФБР! Бросайте оружие!» — в дом ворвался Малдер. Остальные сотрудники безнадежно отстали. Пролетев несколько метров коридора, Фокс как вкопанный встал в дверях. Браскин, следовавший за ним, чуть не сшиб коллегу с ног, но сориентировался, нырнул под локоть и скользнул вправо.

Там, в углу, лежал на спине Джек Уиллис — плечи упираются в стену, голова свесилась набок… Рядом, лицом вниз, скорчилась женщина. Волосы — черные… Филипс.

Малдер отвел взгляд от мертвых тел и поспешил к напарнице.

— Скалли, с тобой все в порядке?

Дана не слышала этого вопроса. Выламывая и обдирая себе руки, она пыталась оторваться от батареи.

— Джек!

Браскин осмотрел тело и виновато покачал головой.

Дана сомкнула губы, осела назад.

С холодеющей руки Джека Уиллиса медленно исчезала темно-красная татуировка.

Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

28 декабря 1994, среда

Поздний вечер

Малдер уговорил Дану не ездить в морг, и она отправилась в Штаб-квартиру разбирать вещи покойного.

Призрак вернулся около одиннадцати вечера.

— Привет! — не раздеваясь, он достал из кармана и протянул Дане маленький предмет. — Вот это я забрал из морга вместе с остальными личными вещами. Может, это тебе нужно?

Дана, улыбнувшись, приняла вещицу на ладонь — наручные часы с гравировкой на тыльной стороне.

— С тридцать пятым днем рождения. Этот подарок появился у него три года назад. В феврале было бы три года.

«Значит, ошибся, — с грустью подумал Призрак. — Это не она».

— Ближайший родственник?

— Нет. Джек был единственным ребенком в семье…

Малдер внимательно слушал.

— Но один парень, который жил по соседству, еще когда они учились в школе, был для него как старший брат. Мы знакомы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке