Спартак Superstar (12 стр.)

Тема

Эт, вокруг, ни шиша не эта, как ты ее обозвал?

— Виртуальная реальность.

— Во! Не она это. Эт, понимаешь, другая... Как, бишь, ее?.. Забываю всю дорогу... Название на рыбу похоже...

— Какую рыбу?

— Дешевую. Моя бывшая, земная, котяре нашему всю дорогу такую брала... Вспомнил! Ментай! Эт, вокруг, по-научному говоря, ментальная реальность. В ей все, че закажешь — реальнее живого. По твоему вкусу и без всяких напрягов, реально. Навык, ясно, нужен, чтоб райскую жизнь выстраивать, но, раз я в этом деле поднаторел, дык, и ты, ясное дело, еще скорее научишься, с твоей-то, брат, башкой из золота.

— Петь, а можно этот рай убрать на минуточку?

Беззаботно пьяненькое выражение будто волной смыло с раскрасневшегося лица Броненосца.

— Уверен? — спросил Петр неожиданно трезвым голосом. Абсолютно трезвым. Сурово спросил, серьезно.

— На все сто, — твердо ответил Спартак.

— Хы-ы... — Броненосец улыбнулся уголком рта, пряча глаза, такое впечатление, что смущаясь. Хотя смущение и Петька — понятия несовместимые. Во всяком случае, в прежней жизни он ни разу не видел смущенного Броненосца. — Оно тебе надо, брат?

В тихом голосе Потемкина отчетливо слышался стон безнадежно больной надежды.

— Надо, — произнес Спартак с нажимом, будто гвоздь вбил в гроб умирающей надежды Петра Потемкина.

— Хорошо ведь сидим... Может, попозже это... о чем ты просишь?.. — агонизировала надежда по-женски.

— Нет! Сейчас.

— Ну-у, тогда-а держись...

И «заказанный» Потемкиным «рай» исчез. И гнетущая тишина повисла в утратившем лесную свежесть воздухе...

...Вокруг унылые стены, голый пол, из серости потолка торчит ржавая труба, из нее сочится сиреневый дымок. Спартак сидит на полу, обнаженный, неудобно поджав ноги. А напротив Спартака на коленях сидит монстр, лишь отдаленно напоминающий человека.

Тушу монстра покрывают ороговевшие чешуйки кожи. Под чешуей вздулись буграми мышцы грудины и живота, плеч, таза и конечностей. Нижние конечности короче, чем у человека, верхние длиннее. Конституцией монстр походит на гориллу. Кулаки — каждый по пуду, то есть килограммов по шестнадцать. Костяшки кулаков, как маленькие тупые рожки. Шеи у монстра практически нет. Носа тоже. Череп приплюснут. Ушные раковины малюсенькие. Глазницы узкие. Макушка блестит, и только ярко выраженные надбровные дуги покрыты густой шерстью для защиты органов зрения от пота.

— Вишь, успокоительный газ из трубы гуще повалил? — спросил монстр голосом Пети Потемкина.

— Ви-жу... — выдавил из себя Спартак с заминкой.

— Эт, чтоб ты, брат, коньки с перепугу не откинул... Че ты рожу-то, рожу-то че скривил? Не нравлюсь?.. Хы-ы! Сам-то, может, еще и пострашнее сделаешься, чтоб прожить лишку. Я-то еще ничего. Я на ринге таких уродов видел — тебе и не снилось. Было дело, одну тварь как только увидел, так сразу и блеванул. Меня тогда еще пожалели, сняли с соревнований всего облеванного. Битый час чешую в душе драил, блевотину с себя соскабливал.

— Петя, верни, пожалуйста, все обратно, — попросил Спартак предательски дрогнувшим голосом и вновь ощутил под одетой в штаны задницей мякоть комфортного полукресла.

— ...А нам все равно, а нам все равно, пусть боимся мы волка и сову... — пели ментально реальные битлы как ни в чем не бывало. За спиной у Спартака тихо хихикали ментальные блондинки. Напротив сидел реально двуличный Броненосец.

— Живой? — спросил Петя с неподдельным сочувствием и с подкупающе искренней грустинкой в глазах.

— Вроде, — ответил Спартак, взял графин за его хрустальное горло, рывком поднес ко рту, резко запрокинул голову, глотнул жадно.

— Вот это правильно! — поощрил словом алкогольный порыв Спартака «брат» Петя. — И закусить не забудь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке