Иду на вы! (20 стр.)

– Ну, чисто Тришкин кафтан, – возмущался Лосев после окончания припасов пироксилина, – то густо, то пусто.

Не дожидаясь поставок селитры купцами или волхвами, он отправил Вуйко с тремя парнишками по окрестным деревням, собирать селитру и договариваться с местными подростками об её производстве в обмен на стеклянные безделушки. Благо, навоза хватало в любом селении. В ожидании пополнения стратегических запасов, Сергей с кузнецами занялся переделкой десятка поджигов в примитивные курковые ружья. После полной разборки курковки, сложности в копировании деталей не осталось. Сохранились лишь серьёзные сомнения в долговечности механизма, изготовленного из низкосортной стали и железа. Испытания дали полсотни чётких ударов курка, на чём и закончились. Как любил говорить один из бывших коллег Лосева, где мы, а где полсотни выстрелов. Ещё неизвестно, хватит ли патронов на такое количество ударов курка.

За неделю, пока шустрые парнишки объехали окрестные деревни и привезли первые два пуда селитры, кузнецы изготовили два ружья. Отправив мальчишек за следующей порцией порохового сырья, Лосев занялся производством пороха. На производство и набивку патронов пришлось отвлечь девушек, занятых варкой целлюлозы, которую те передали новичкам из Берёзовки. Капсюли заливал гремучей ртутью сам Сергей лично, опасаясь детонации. И хранил их сразу в трёх разных местах, специально оборудованных бревенчатых лабазах. Для арсенала на будущее капитан присмотрел место недалеко от блокгауза, но строить его собирался позднее, из кирпича и бутового камня, что наработали почти за год разработки рудника. Для начала пришлось оградить разросшуюся деревню обычными жердями, чтобы конный не мог проехать, а спрятаться напавшим за ограду не удавалось.

Во время огораживания и подловили Лосева незваные гости. Он как раз укладывал жерди между вкопанными кольями, когда из леса выскочили дружинники князя Ярослава и окружили Сергея с помощниками. Верный "Макаров" висел в кобуре на поясе, да топор в руке был. Однако сопротивляться сыщик не собирался, он сам давно намеревался поговорить с князем. Потому и замер с топором, затем демонстративно бросил его под ноги. Самого князя среди десятка всадников, окруживших трёх выселковцев, не оказалось. Зато вперёд выехал Бранко с саблей в руке. Капитан не принял его помахивание оружием всерьёз, но, подручник князя не собирался шутить. Он скомандовал дружинникам обезоружить советника волхвов, что те и сделали, срезав у того с пояса кобуру с пистолетом.

– Говорят, ты чудо-оружие изготовил, меч-кладенец, – небрежно помахивал сабелькой Бранко, не слезая с седла, – с волхвами в дальние края собираешься? Может, нас с собой за богатой добычей возьмёшь, да стрелять из своих поджигов научишь?

– Может, и возьму, отчего ж не взять, – попытался перевести разговор в мирное русло Лосев, чувствуя свою беззащитность, – проходите в дом, обсудим, куда идти, какую долю назначить.

– А годен ли ты в атаманы, – оглянулся на своих дружинников Бранко, явно игравший на публику, – без своего самострела ты и девку не уложишь, как ты опытными воями собираешься командовать? Или в бою тоже в бок самострелом надеешься выстрелить, предательским образом, как в Евду? Что молчишь, нет у тебя самострела, так и вся храбрость кончилась? Ничего, повесим тебя на дыбу, посмотрим, как запоёшь, не хуже соловья, правда, парни?

В этот момент один из подростков, помогавших ладить изгородь, кинулся к домам, да не успел. Бранко лёгким движением сабли рассёк его спину до самого пояса, привычно отряхивая клинок от крови. Всем выселковцам, наблюдавшим эту картину стало ясно, что живыми Бранко и его подручные никого не отпустят.

– Стой, Бранко, не трогай Сергея, – неожиданно раздался зычный крик Ильдея, стоявшего на крыльце блокгауза с двустволкой в руках, – убирайся от нас. Мы не княжьи люди, по Правде живём, никого не трогаем.

– А мне князь не указ, – оглянулся Бранко, – земля здешняя не князя, а моя. Мне вы должны пожитое за два года, да резу за прошлый год.

В это время капитан, незаметно переступая, приблизился к дружиннику, разглядывавшему его пистолет, вынутый из кобуры. Оружие было взведено, но, поставлено на предохранитель. Дружинник не вернулся в седло, держал коня на поводу, краем уха прислушиваясь к зычному голосу своего командира. Сам с интересом рассматривал самострел чужака, стараясь не поворачивать его к себе отверстием ствола. То, что именно из этого блестящего отверстия вылетают убивающие куски свинца нетрудно догадаться любому мужчине, особенно профессиональному воину. Сергей незаметно осмотрелся, никто из остальных дружинников не контролировал его передвижение. Само лишение оружия для аборигена, привыкшего к ношению ножей с детства, автоматически лишало пленника возможности сопротивления. Самое большее, на что мог лишиться безоружный пленник, Лосев, например, бежать. Но, девять вооружённых всадников, при саблях и луках, считали такую затею бессмысленной.

Убедившись, что все дружинники с интересом вслушиваются в препирания Ильдея и Бранко, капитан решил рискнуть и отобрать немедленно своё оружие. Потеря оружия для любого офицера позор, да и поведение дружинников не оставляло надежды на мирный исход пленения, для Сергея это стало очевидным после убийства подростка. Он неожиданно для своих конвоиров скользнул к воину, державшему пистолет, выхватывая левой рукой оружие у того из рук, с одновременным ударом основанием ладони правой руки дружинника в нос. Снизу вверх. Такой удар имеет сильное шокирующее действие, порой совмещённое с переломом носовых хрящей и обильным кровотечением.

Не успел Лосев вернуть себе оружие, как его пришлось применять, буквально в следующую секунду. Иного выхода не было, на него кинулись, вернее, наехали конями сразу двое воинов, замахиваясь для удара саблями. Два громких выстрела в упор напугали коней, бросившихся в стороны. Испуганные животные вызвали небольшую заминку, пока остальные воины пытались успокоить своих лошадей. Пары секунд хватило Сергею, чтобы перебраться за недостроенную изгородь и крикнуть,

– Ильдей, стреляй по Бранко!

Он не надеялся, что горбун попадёт на расстоянии свыше полусотни метров во всадника, меткую стрельбу он брал на себя. Капитану нужен был отвлекающий фактор, а выстрелы из ружья наверняка отвлекут дружинников. Считая оставшиеся патроны, сыщик начал отстреливать всадников. Сзади гулко и слишком часто бухали ружейные выстрелы, кони ржали, вставали на дыбы, Бранко кричал, пытаясь управлять боем. Напуганный присутствием лучников и прошлым ранением, Сергей стрелял по тем воинам, что пытались взять луки. Двух ему удалось свалить, у третьего убил коня. На этом патроны в стволе закончились, нужно возвращаться к упавшему от удара в лицо дружиннику. Тот так и не поднялся, уткнувшись ничком в траву, под ногами лежала кобура с запасной обоймой. До него необходимо пробежать почти двадцать метров, прикинул Лосев, удивляясь, как далеко успел отпрыгнуть в считанные секунды, и внезапно его оглушила наступившая тишина.

Выстрелы, ржание коней, крики всадников, всё это исчезло. А сами нарушители спокойствия уже скрылись в лесной чаще, глухо стуча копытами напуганных коней. На поляне перед недостроенной изгородью остался труп несчастного подростка, убитая лошадь и четыре тела дружинников.

– Молодец, Ильдей, умудрился попасть в одного, – не удержал похвалу подбежавшему стрелку капитан, – как ты ружьё взять догадался?

– Это не я, – горбун кивнул на спешащего за ним подростка с ружьём, – Ёжик ружья притащил. Он и в дружинника попал.

Невероятно гордый своим поведением Ёжик, перевернул убитого им дружинника, высматривая пулевое отверстие. Аборигены, встречавшие смерть живых существ и человеческую в том числе, с самого рождения, к убийству ради спасения своей жизни относились достаточно спокойно. Никаких угрызений совести, кошмаров по ночам, волнения. Врага надо убить раньше, чем он убьёт тебя. Такая психология не оставляла место для заумных рассуждений о ценности человеческой жизни. Соответственно, и обращались с убитым врагом, не слишком отличая его от убитого волка. Подростки под руководством Ёжика, ставшего несомненным героем дня, спасителем выселковцев, раздевали трупы и переносили их к месту погребения. Сергей собирал в густой траве отстрелянные гильзы, остальные под присмотром Ильдея отлавливали двух коней, оставленных на месте боя, и начинали свежевать убитую лошадь.

– С этим надо что-то делать, – присел Сергей на уложенные жерди возле горбуна, – за год трижды на нас нападают. Буртасы, соседи, теперь люди князя. Они же после сегодняшнего поражения каждый месяц нападать начнут, к князю надо ехать, о мире договариваться.

– На нас ещё мало нападают, иные деревни каждый месяц зорят, – спокойно возразил Ильдей, – на большие селения нападают реже. А к князю ехать не надо, он сам к тебе придёт, когда всю семью Бранко захватишь. Думаю, надо в отместку за сегодня разорить селение, где родители Бранко живут, их самих сюда привезти. Тогда этот волк на коленях придёт семью выручать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке