Возвращение Тэннера Макконела

Тема

Сьюзен Мейер

Глава 1

— Не могу поверить, что делаю это, — пробормотал Тэннер Макконел, паркуя свой «мерседес» на стоянке перед недавно реконструированной церковью в городке Уилмор, штат Западная Виргиния.

— Что ты сказал, дорогой?

Осознав, что его ворчание достигло ушей матери, Тэннер притворно закашлялся.

— Ничего, мама. Просто в горле запершило. — Он поспешно выбрался из машины.

Стоял теплый июньский вечер. До торжественного обеда еще оставалось пятнадцать минут, поэтому люди собрались небольшими группами под огромными дубами и вокруг цветочных клумб, окружающих серое здание церкви, и оживленно беседовали.

Мужчины непрерывно поправляли галстуки, чувствуя себя не очень комфортно в официальных костюмах, белых рубашках и галстуках, а вот их жены, в нарядных платьях с красиво уложенными волосами, были рады возможности покрасоваться перед другими.

Тэннер вышел из машины, намереваясь помочь матери, но отец опередил его.

— Не верь, что он закашлялся, — сказал Джим Макконел жене. — Тэннер сердит на нас за то, что мы уговорили его поехать на праздник. — Он подал руку, помогая жене выйти из машины. — Считает небось, что он теперь птица высокого полета, — прошептал Джим, но так, чтобы Тэннер его услышал.

Тэннер унаследовал от отца зеленые глаза и светлые волосы. Джим Макконел и сегодня сохранил прекрасную спортивную форму. Он по-прежнему смотрел на свою жену Дорис влюбленными глазами и не переставал повторять, что она так же прекрасна, как и в день их первой встречи. И Тэннер не мог не согласиться с отцом, глядя на мать, одетую в вечернее платье кораллового цвета, которое она купила несколько месяцев назад в Нью-Йорке, когда приезжала навестить Тэннера. Ее каштановые волосы были уложены в аккуратную прическу, большие карие глаза умело подчеркнуты тенями. Тэннер всегда гордился своими родителями, но при этом совершенно не хотел повторить их путь и прожить всю жизнь в городке Уилмор.

— Ты же знаешь, что дело совсем не в этом, — ответил Тэннер отцу. — Просто у меня нет ни малейшего желания видеть Эмили, вот и все.

— Не понимаю почему. Вы развелись очень давно, — сказала Дорис, поправляя сыну галстук. — Несколько лет назад она вышла замуж за мэра, родила троих детей. Все давно в прошлом.

— В прошлом, — бездумно согласился Тэннер.

Несмотря на то что все мужчины были одеты в черные или темно-синие официальные костюмы, Тэннер абсолютно не комплексовал по поводу своего дорогого светло-коричневого костюма и рубашки цвета слоновой кости, сшитой на заказ. Кроме того, он знал, что горожане горят любопытством увидеть, каким он стал, и был готов к этому.

— На случай, если кто-то из вас забыл, — обратился Тэннер к родителям, — напоминаю, что я только что очень выгодно продал свою автотранспортную компанию и переезжаю во Флориду.

— Мы знаем, дорогой, — примирительно произнесла Дорис. — Ты — бывшая футбольная звезда, а ныне богатый, преуспевающий бизнесмен-миллионер. Ты был вынужден уйти из спорта из-за травмы колена и на денежную компенсацию приобрел автотранспортную компанию, которую недавно выгодно продал. Я ничего не забыла? — Дорис выдержала паузу. — Ах да, ты по-прежнему не женат.

— И у нас нет внуков, — добавил Джим, подавая жене руку, и все они направились к церкви.

— О боже, — простонал Тэннер. — Так вот зачем вы притащили меня сюда? — Он окинул взглядом толпу. — Вы решили, что на этой ярмарке невест я найду себе жену?

— Если хочешь найти хорошую женщину, то лучше места не сыскать, — заметил Джим.

— Здесь по меньшей мере пятнадцать привлекательных молодых, незамужних женщин, которые могли бы составить тебе достойную пару, — добавила Дорис.

Тэннер бросил на отца сердитый взгляд.

— Нечего смотреть на меня. Я полностью согласен с твоей матерью, — заявил Джим.

Раскланиваясь и приветствуя знакомых, Тэннер и его родители приблизились к входу в церковь. В дверях невысокая, изящная блондинка проверяла пригласительные билеты.

Девушка словно сошла с экрана телевизора или обложки журнала. Она была одета в чернильного цвета платье чуть выше колен, подол которого был украшен мелкими сборками; серьги и ожерелье подобраны со вкусом. Что делает такая красавица на благотворительном церковном обеде в маленьком городке, затерявшемся в Аппалачах?

— Здравствуйте, мистер Макконел, миссис Макконел… — Девушка сделала паузу и посмотрела на Тэннера. — Здравствуй, Тэннер, — добавила она мягко.

Ее голос был похож на журчание ручья легкий, нежный и полный тепла. Цвет глаз девушки напоминал лесные фиалки, а светлые волосы, собранные на макушке, заставили Тэннера вспомнить о греческих богинях. Несколько прядей, выпущенных из пучка, красиво обрамляли прелестное лицо. Очарованный, Тэннер смотрел на нее во все глаза.

— Ты помнишь Бейли Стивенсон? — спросила Дорис. — Она теперь владелица салона красоты.

Тэннер улыбнулся. Конечно, кто еще мог выглядеть столь безупречно, как не владелица салона красоты?

— Извини, но я не помню тебя, — сказал он, протягивая руку. Он вдруг обрадовался, что родители настояли на том, чтобы он пошел с ними на это торжество, посвященное успешному восстановлению городка после разрушительного весеннего наводнения.

Бейли подала Тэннеру руку, и он ощутил, как его большой, загрубевшей ладони коснулась нежная маленькая ладошка. Он мог поклясться, что его сердце на миг забыло о необходимости стучать. Изящество и хрупкость этой руки напомнили ему, что он не только намного крупнее и сильнее девушки, но и то, что он мужчина, а она женщина.

По телу Тэннера прокатилась жаркая волна. Смущенный, он смотрел в глаза девушке, не в силах выпустить ее руку. Привыкший к тому, что женщины падают к его ногам — деньги и внешняя привлекательность делали свое, — Тэннер уже забыл, когда сам столь бурно реагировал на женщину. И неожиданно это ощущение ему понравилось.

— Я и не думала, что ты вспомнишь меня, сказала Бейли с улыбкой, которая не была ни кокетливой, ни зазывной. Она улыбалась ему как равному, как человеческой личности, а не как футбольной экс-звезде и миллионеру.

Его интерес и влечение к этой девушке возрастали с каждым мгновением. И не только потому, что она была необыкновенно красива.

— Ведь я немного младше тебя, — добавила Бейли. — Когда ты уехал из города, я только поступила в колледж.

Тэннер быстро посчитал в уме, сколько же ей лет, и с неудовольствием признал, что она слишком молода для него. В это время он услышал, как его отец бормочет проклятия.

— Черт возьми, — ругался Джим, хлопая себя по карманам. — Я забыл дома пригласительные билеты.

— Ничего страшного, — ответила Бейли, улыбнувшись его родителям. — Ваши имена есть в списке приглашенных. Билеты — простая формальность.

— Ты уверена? — спросила Дорис.

— Конечно. Я же возглавляю Комитет, не забыли? — со смехом ответила девушка. — Но если вы хотите реабилитироваться, ваш сын мог бы…

— Сделаю все, что пожелает очаровательная леди, — немедленно откликнулся Тэннер.

— Не давай опрометчивых обещаний, — с улыбкой предупредила Бейли. — Я всего лишь хотела бы, чтобы ты присоединился к Комитету по развитию нашего города.

— Что? — Улыбка сползла с лица Тэннера.

— Члены Восстановительного комитета хорошо потрудились, чтобы ликвидировать последствия наводнения, но городу нужно еще так много, что было решено создать еще один комитет — Комитет по развитию города.

Тэннер молча смотрел на девушку.

Она стала загибать пальцы, перечисляя все, что требуется сделать.

— Нам нужен детский парк с велосипедными дорожками. Еще просто необходим образовательный колледж для молодежи. Дальше — Центр отдыха для пожилых людей. Для всего этого у нас уже есть федеральные деньги и субсидии мы получим, но нам нужен человек, который бы следил за их распределением.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке